Мнения
Бесплатный
Олег Зинцов

Каннский дневник: дядя Бунми, который умеет держать золотую пальмовую ветвь

Ну вот, наконец, и призы. Главное: "Золотая пальма" – у Апичатпонга Верасетакуна (правильная транскрипция, оказывается, такая), чей предыдущий фильм "Синдромы и столетие" возглавил список лучших арт-хаусных картин нулевых, составленный ведущими кураторами и историками кино на фестивале в Торонто. Значит, вручая главный приз "Дяде Бунми, который умеет вспоминать свои прошлые жизни", Канн верен политике награждения самого актуального на сегодняшний (а, возможно, и завтрашний) день, кино. А может, председателю жюри Тиму Бёртону и впрямь так понравились призрачные обезьяны с красными глазами, заглянувшие в фильм Верасетакуна из старых тайских хорроров и чувствующие себя в гостях у "Дяди Бунми" как дома.

Гран-при (вторая по значению награда) – у французских "Людей и богов" (режиссер Ксавье Бовуа), качественно снятой, несколько патетичной истории об обитателях католического монастыря в Алжире, отказавшихся от военной защиты властей и в конце концов убитых террористами-мусульманами (в основе – реальные события 1990-х). Фильм с самого начала был одним из фаворитов международной прессы. Слишком уж важный и болезненный сюжет: две религии, духовная стойкость истинно верующих и т.д. Идеологически очень важен, например, эпизод, в котором настоятель мужественно отказывает заявившимся в монастырь террористам в медикаментах (они нужны жителям деревни по соседству), цитирует Коран и напоминает, что как раз сегодня христиане отмечают Рождество. Твердость настоятеля вызывает такое уважение у образованного главаря боевиков, что тот жмет ему руку и приносит извинения, что побеспокоил в светлый праздник. Словом, Гран-при "Людям и богам" – тот случай, когда не грех отметить правильно раскрытую важную тему.

Это политическое решение уравновешено призом за режиссуру Матье Амальрику, в чьем "Турне" (о гастролях пышнотелых колоритных артисток американского мюзик-холла) многие критики разглядели традицию Феллини, а некоторые – даже Джона Кассаветиса. Ну, разглядели и разглядели. Амальрика во Франции очень любят как актера, и режиссер он, пожалуй, тоже обаятельный. Ассоциация международной прессы ФИПРЕССИ также отметила "Турне".

Ли Чан-дон получил абсолютно справделивый приз за сценарий ("Поэзия" – про бабушку, записавшуюся в поэтический кружок, когда у нее начался Альцгеймер).

Лучшей актрисой назвали Жюльетт Бинош: она не только сыграла в очень литературном и вполне европейском камерном фильме иранского мэтра Аббаса Кьяростами "Заверенная копия", но и украшает фестивальный плакат.

Мужской приз разделили Хавьер Бардем из "Красаты" (Biutiful) Иньярриту и Элио Джермано из унылого итальянского фильма "Наша жизнь".

Приз жюри достался "Кричащему человеку" из Чада – в виде, надо полагать, гуманитарной помощи, к которой взывает это произведение наивного кинематографического искусства.

Жаль, что за бортом остался Майк Ли, но у него "Золотая пальма" уже есть, его и так все уважают. А вот Апичатпонг – имя, которое надо учиться произносить без запинки. И привыкать, что L в конце тайских фамилий читается как N – не исключено ведь, что в Таиланде не один Верасетакун кино снимать умеет.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать