Мнения
Бесплатный
Элла Панеях
Статья опубликована в № 2613 от 27.05.2010 под заголовком: Extra Jus: Многоцелевые законы

Реакция на "синие ведерки" коснется всех публичных мероприятий

Extra Jus (за пределами права) – цикл статей о праве и правоприменении в России, совместный проект Европейского университета в Санкт-Петербурге и газеты «Ведомости»

Проект поправок к закону «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» привлек к себе внимание прежде всего тем, что дополнительно урезает гражданские права человека, находящегося за рулем автомобиля. Между тем этот законопроект, появившийся как паническая реакция на антимигалочное «движение синих ведерок», молниеносно завоевавшее популярность среди москвичей, может доставить серьезные неприятности и вполне пешим участникам публичных акций. Сработала довольно популярная тактика законодателей – проталкивая закон, призванный быстро решить какую-то конкретную горячую проблему, заодно, как говорится, чтобы два раза не вставать, подсунуть туда еще пару пунктиков, к проблеме отношения не имеющих, но зато дающих государственным органам дополнительные средства давления на граждан. В данных поправках таких пунктиков три.

Во-первых, организатором публичного мероприятия – тем, кто подписывает «уведомление», фактически являющееся прошением о разрешении на проведение митинга или демонстрации, – не имеет права быть субъект, считающийся на данный момент подвергнутым административному наказанию за нарушение правил проведения публичных мероприятий. Поскольку административная «судимость» в отличие от уголовной не снимается по истечении определенного срока по некой формальной процедуре, становится практически непонятно, в течение какого срока будет действовать подобное поражение в правах. Если с административным арестом и со штрафом все более или менее ясно – это период ареста в первом случае и время от назначения штрафа до его оплаты во втором, – то с другими наказаниями, а также с такой, казалось бы, мелочью, как официальное предупреждение, вопрос более чем философский. При этом не нужно думать, что милиции придется отлавливать активистов поштучно и добиваться для них предупреждения (а не штрафа) в суде. Норма относится не только к людям, но и к организациям, партиям, общественным объединениям. Удобно: стоит вынести предупреждение, скажем, Русской православной церкви за недостаточную организованность крестного хода или чрезмерную по сравнению с указанной в заявке численностью участников – и можно спокойненько отвергать заявки на проход верующих по улице пачками по всей стране. Впрочем, что-то мне подсказывает, что церкви такой афронт не грозит. А вот менее близким к власти организациям стоит напрячься.

Во-вторых, обязательное извещение об использовании транспортных средств требуется далеко не только от организаторов автопробега или еще какой-то специфически автомобильной акции – вы должны заявить любое транспортное средство, и в этом случае количество оснований для того, чтобы запретить вам мероприятие или передвинуть его в какую-нибудь тмутаракань, возрастает в разы. Распространенная практика использования грузовика в качестве трибуны или, скажем, всего одна машина с символикой во главе колонны дают муниципальной администрации основания применить к вам помимо требований законодательства к публичным акциям весь объемный комплекс правил и ограничений, регулирующих использование автотранспорта. Предлог для отказа в проведении мероприятий найдется – права автовладельца по определению сильно урезаны по сравнению с правами пешехода: как говорится, водительские права – это не право, а привилегия, и контроля за человеком за рулем куда больше.

И в-третьих. По действующему закону организаторы имеют право призывать людей прийти в определенное время и место с момента подачи уведомления. Согласовывается другое место – объявления переигрываются. Норма сама по себе достаточно скользкая: уведомление нельзя подать раньше чем за 15 дней до предполагаемой даты мероприятия (и позже чем за 10 дней). То есть времени на агитацию и распространение информации о намечающемся событии в результате у организаторов и так не вагон. Митинг на 100 человек за такое время собрать можно, провести согласованную общенациональную акцию – вряд ли, особенно при отсутствии доступа в «большие» СМИ. Теперь от этого куцего времени хотят отгрызть еще три дня, а при желании и больше – организаторы имеют право называть точное время и место только после того, как мероприятие «согласовано» – т. е. через три дня, если возражений от муниципалитета не последовало (такого, кажется, вообще не бывает), и после окончательного согласования, если муниципалитет высказал собственные пожелания о месте или времени акции. До этого сообщаются только предварительные координаты – и есть подозрение, что слово «предварительные» от граждан потребуют писать очень крупными буквами. То есть приходите, дорогие сограждане, неизвестно куда, неизвестно когда – позже уточним. Открываются замечательные возможности для злоупотреблений. Например, можно торговаться до последнего, предлагая различные места в глубокой тмутаракани, а в последний день перед назначенной акцией взять и разрешить место, указанное в заявке, а потом с глубоким удовлетворением наблюдать, как на митинг к отщепенцам собралось три с половиной человека. Можно, наоборот, утвердить хорошее место без писка, но время предлагать то в восемь утра, то в десять вечера и в последний момент согласиться практически на все: только сдвинуть время с заказанных пяти вечера на шесть. И замечательно «винтить» тех, кто не успел узнать от организаторов об изменении планов, за несанкционированный митинг. Уверена, фантазия чиновников в момент произведет десятки подобных схем. Это они умеют.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать