Мнения
Бесплатный
Борис Абушахмин
Статья опубликована в № 2614 от 28.05.2010 под заголовком: Юристы вне закона: Решение существует

Права юристов можно отстоять

Два бывших руководителя правового управления ЮКОСа – заочно привлеченный к уголовной ответственности Дмитрий Гололобов и условно-досрочно освобожденная от отбывания наказания Светлана Бахмина – опубликовали статью «Юристы и ОПГ: Сапоги vs. сапожники» («Ведомости» от 30.04.2010). Хочу высказать ряд принципиальных соображений.

Светлана и Дмитрий, претерпев и претерпевая все тяготы и лишения уголовного преследования фактически за свою профессиональную деятельность, пожалуй, впервые подняли действительно «глобальную проблему, заключающуюся в том, что российское законодательство зачастую не позволяет однозначно отнести то или иное действие [корпоративного юриста или адвоката] исключительно к сфере гражданско-правового, но не уголовно-правового регулирования». Авторы с обоснованной тревогой пишут: «Привлечение к уголовной ответственности юристов в России растет как снежный ком <...> прогрессирует явно наметившаяся нехорошая тенденция – суды все чаще ссылаются на наличие юридического образования как на фактически отягчающее обстоятельство».

Профессиональная деятельность корпоративного юриста и адвоката действительно стала небезопасной. Их убийства уже не редкость. Вот неполный мартиролог: С. Маркелов, С. Магнитский, Д. Штейнберг, Е. Замосковичев, И. Максимова, К. Деев, С. Жалинов, Е. Яцык, И. Розенберг. Привлечены к уголовной ответственности П. Ивлев, Е. Аграновская, С. Бахмина, Д. Гололобов, М. Трепашкин, Б. Кузнецов, Э. Хайретдинов, Д. Воротынцев. Не счесть адвокатов, на которых поступили обращения в советы адвокатских палат в связи с их активной позицией при выполнении профессионального долга.

Опытные, высокообразованные юристы Бахмина и Гололобов констатируют: «Попытка анализа российского законодательства и практики привлечения к ответственности юристов, в первую очередь корпоративных, не приводит ни к чему: одна большая черная дыра <...> Должна быть грань, за которой заканчивается юридическая деятельность и начинается преступная. Но где она, эта грань?»

На мой взгляд, авторы от безысходности предлагают несколько наивное решение этой проблемы: «Внесение в Уголовный кодекс статьи, которая регламентировала бы санкции в отношении юристов, чьи действия способствовали совершению прежде всего экономических преступлений, в то же самое время не являясь прямым соучастием». Они признают, что статья «будет основана на сугубо оценочных понятиях и сложна в применении» и потребует специального постановления пленума Верховного суда, разъясняющего отдельные аспекты ее применения.

Увы, невозможно путем внесения одной статьи изменить всю доктрину российского уголовного права.

На самом деле решение проблемы ответственности юристов, адвокатов и вмешательства в их профессиональную деятельность мировое сообщество нашло 20 лет тому назад. В августе – сентябре 1990 г. VIII конгресс ООН по предупреждению преступности принял основные положения о роли адвокатов и практически идентичные им основные принципы, касающиеся роли юристов.

Учитывая, что адекватное обеспечение прав человека и основных свобод требует, чтобы все люди имели эффективную возможность пользоваться юридической помощью, осуществляемой независимой юридической профессией, конгресс предложил:

– основные принципы для принятия решений и их осуществления на национальном уровне с учетом условий и традиций каждой страны;

– учитывать и соблюдать основные принципы в рамках национального законодательства и практики;

– государствам – членам ООН содействовать и обеспечить надлежащую роль адвокатов, которая должна уважаться и гарантироваться правительствами при разработке национального законодательства и его применении;

– основные принципы и положения должны приниматься во внимание как юристами, адвокатами, так и судьями, прокурорами, работниками органов исполнительной власти и членами законодательной власти и обществом в целом.

–– Конгресс особо указал, что правительства должны обеспечить адвокатам и юристам:

1) возможность исполнения профессиональных обязанностей в обстановке, свободной от угроз, запугивания, препятствий, беспокойства и неуместного, неоправданного вмешательства;

2) невозможность наказания или угрозы такового и обвинения, административных, экономических и других санкций для адвокатов за любые действия, осуществляемые в соответствии с признанными профессиональными обязанностями, стандартами и этическими нормами;

3) невозможность судебного преследования и судебных, административных, экономических или других санкций для юристов за любые действия, совершенные в соответствии с профессиональными обязанностями, нормами и этикой, а также угроз такого преследования и санкций;

4) адекватную защиту юристам там, где их безопасность находится под угрозой в связи с исполнением профессиональных обязанностей;

5) неотождествление адвокатов (юристов) с их клиентами и/или их делами (интересами) в связи с исполнением профессиональных обязанностей;

6) уголовный и гражданский иммунитет от преследований за относящиеся к делу заявления, сделанные в письменной или устной форме, при добросовестном исполнении своего долга и осуществлении профессиональных обязанностей в суде, другом юридическом или административном органе.

Одновременно конгресс ООН определил обязанности адвокатов, юристов:

– оказывая помощь своим клиентам (защищая их права), они должны добиваться соблюдения прав человека и основных свобод и всегда действовать свободно, независимо, настойчиво и добросовестно в соответствии с законом и признанными профессиональными стандартами и профессиональной этикой;

– строгое соблюдение интересов клиента;

– оказание помощи клиенту любым законным способом и совершение правовых действий для защиты его интересов;

– консультирование клиента о его правах и обязанностях и представление его интересов в судах и административных органах.

Конгресс указал, что профессиональные ассоциации должны кооперироваться с правительствами, чтобы адвокаты (юристы) имели возможность без неправомерного вмешательства консультировать клиентов и оказывать им помощь в соответствии с законом и признанными профессиональными стандартами и этическими правилами.

Если власть не слышит юристов, это свидетельство правового нигилизма, неуважения норм международного права и декларативности Конституции РФ о приоритете этих норм перед российским законодательством, характеристика России как неправового государства. Сегодня в России глава государства – юрист, выпускник ЛГУ, бывший преподаватель гражданского права; председатель правительства – юрист, выпускник ЛГУ, лидер правящей партии «Единая Россия». В отсутствие гражданского общества, плюрализма, реальной оппозиции от Медведева и Путина зависит, будут ли претворяться в жизнь основные принципы, касающиеся роли юристов, и основные положения о роли адвокатов.

Кстати, конгресс предложил государствам информировать генсека ООН каждые пять лет о ходе осуществления решений конгресса, в том числе об их включении во внутреннее законодательство, практику и политику.

В 2012 г. Россия должна будет проинформировать ООН о том, что у нас до сих пор в отличие от стран СНГ не регламентировано уголовное преследование за неуместное вмешательство в деятельность адвоката, при том что вмешательство и воспрепятствование деятельности суда, прокурора, следователя или дознавателя карается по ст. 294 УК РФ. В Белоруссии статья 62 конституции гласит: «Противодействие оказанию правовой помощи в Республике Беларусь запрещено». В Молдавии при президенте-коммунисте Воронине была принята конституция, в которой прописан императив: «Вмешательство в деятельность лиц, осуществляющих защиту в установленных пределах, наказывается законом».

Увы, нет оснований ожидать, что основные принципы, касающиеся роли юристов, и основные положения о роли адвокатов появятся в обозримом будущем в законодательстве нашей страны.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать