Мнения
Бесплатный
Николай Злобин
Статья опубликована в № 2616 от 01.06.2010 под заголовком: Кремлинология: Гарантии президента

Медведеву стоит помнить, что он президент страны, а не мэр Сколкова

На недавней встрече Дмитрия Медведева с координатором российской части центра «Сколково» Виктором Вексельбергом, в частности, обсуждались проблемы привлечения туда крупных западных менеджеров. По словам Вексельберга, у некоторых из них, «как ни странно», заметил он, но есть интерес. В частности, сказал бизнесмен Медведеву, важным элементом «является тот фактор, что есть большое внимание государства и лично ваше, это является фактически гарантией того, что это очень серьезный проект». Президент ответил: «Это классическая для нашей страны ситуация. Не могу сказать, что она меня радует, но, к сожалению, во многом это до сих пор так. И уж если мы с вами этим занимаемся, конечно, такое внимание этому проекту будет обеспечено».

Трудно поверить, что Медведева такая ситуация не радует, ибо за большую часть своего срока он ничего не сделал, чтобы ее изменить. Работающий много лет в тандеме с Владимиром Путиным Медведев является одним из главных архитекторов сложившейся в России вертикали власти, использующей в качестве основного принципа ручное управление страной. Если ранее все клавиши такого управления были у Путина, то сейчас идет игра в четыре руки, хотя отдельные партии и доверяется исполнять самому Медведеву соло. В частности, таковой является создание заповедной зоны в Сколкове.

Очевидны личные устремления президента создать там спецпоселение, где он бы мог проводить свои политические и экономико-технологические эксперименты. Я тоже за, хотя и не уверен в успехе. Кремниевая долина в США стала логичным результатом развития всей американской экономики и политики, а подмосковный инновационный заповедник имени Медведева создается вопреки тому, что происходит в стране. Впрочем, если и само государство, и его главная религия – не говоря уже про идеологии и модели прошлых модернизаций – были в свое время привнесены в Россию извне, то почему еще раз не пойти по такому же пути?

Вот только убежденность президента в том, что раз он лично занимается созданием инновационного центра, то проект обречен на успех, – это, по-моему, опасное заблуждение Медведева. Во-первых, большинство проектов, которыми он занимался, успешными не были. В качестве первого вице-премьера он лично курировал национальные проекты, которые были забыты, как только потеряли предвыборную ценность. Судьба проекта «доступное жилье» – самая яркая иллюстрация.

Во-вторых, не был достигнут успех в реализации фундаментальных обещаний, положенных в основу президентской программы. Так, Россия ни на йоту не приблизилась к главенству закона. А ведь именно это президент объявил своей личной целью. Рассаживание однокурсников на ключевые посты лишь способствовало укреплению клановости этой сферы. Борьба с коррупцией, о которой Медведевым было сказано так много, что создалось впечатление его личной заинтересованности, свелась к нескольким ритуальным решениям, только подчеркнувшим имитационный характер борьбы и отсутствие какой-либо системности в подходе. Россия так и не ратифицировала пункт 20 Конвенции ООН против коррупции, где говорится о незаконном обогащении как о разнице между задекларированными доходами и расходами. Поэтому декларации чиновников, в том числе самых высших, выглядят издевательством над здравым смыслом, ибо во многих случаях их официальные доходы во много раз меньше суммарной стоимости их машин, квартир и часов.

В-третьих, надежды на то, что президент проведет решительное кадровое обновление, были – после нескольких мелких, но воодушевляющих было шагов – полностью разбиты малозаметным министром спорта Виталием Мутко, ответственным за провальное выступление в Ванкувере. Неспособность президента отправить в отставку министра спорта, который когда-то работал заместителем мэра Санкт-Петербурга, т. е. в одной команде с Путиным, не только успокоила заволновавшуюся было российскую бюрократию, но и показала пределы кадровой отваги самого Медведева.

В-четвертых, вряд ли иностранных менеджеров или инвесторов удовлетворят личные гарантии человека, который не знает, чем он будет заниматься менее чем через два года. Более того, решение об этом принимать будет не он. Гарантии при покупке бытовой техники или нового автомобиля в такой ситуации выглядят более надежно, чем слова президента.

Все прошлые лидеры давали в свое время специальные гарантии и привилегии иностранцам, работавшим в стране. Это выглядело демонстративно на фоне невыполнения ими гарантий, которые они торжественно давали собственным гражданам при вступлении в должность. Медведев, похоже, тоже идет по этому пути. Ему надо бы помнить, что он – президент большой страны, а не мэр деревни Сколково, где живет немногим более 300 человек. Всей стране нужны выполняемые, а не декларируемые президентские гарантии.

Если он лично предпочитает заниматься не Россией и ее гражданами, а своим инновационным заповедником, то ничто не мешает ему уйти с высокого поста и сосредоточиться на Сколкове, создавая там своего рода технологическую «Березку». Граждане России имеют право быть единственным объектом личного интереса лидера страны и его внимания. Слова о том, что «это классическая для нашей страны ситуация», можно было бы воспринять как признание того, что нынешняя система власти, по сути, ничем не отличается от двух предыдущих – советской коммунистической и абсолютистской монархической. Однако это не так, ибо теперь даже личное внимание первого лица не гарантирует решения проблемы.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more