Статья опубликована в № 2628 от 18.06.2010 под заголовком: Вечные ценности: Не слушаю, под суд!

Наши слова оборачиваются кляксами Роршаха

И все-таки это удивительно, до чего люди не слышат друг друга.

Говоришь про Фому, слышат даже не про Ерему. И бурно спорят с фантомом, принятым за твои слова. Примеров тому в древней, новой и новейшей истории не счесть. Вот Сократ с необыкновенным изяществом разбивает составленное против него обвинение по всем пунктам. После чего пьет цикуту. Вот помещик-реформатор привозит в свое имение новые английские косилки, и через неделю они оказываются сломанными недоверчивыми крестьянами. Вот муж и жена на кухне... Диалог то и дело оказывается невозможен, нащупывание истины обречено, потому что очередная реплика тонет в возмущенном свисте собеседника.

Еще один, совсем свежий пример – выставка современного искусства с характерным названием «Двоесловие/Диалог» (см. колонку «В двух словах» от 4.06.2010), проходившая в храме мученицы Татьяны. Организаторы закрыли ее на два дня раньше объявленного срока «по техническим причинам» – в притворе начался вдруг ремонт. А это ведь был даже не пробный шар – крошечный катышек, брошенный настоятелем храма протоиереем Максимом Козловым, осторожнейшая попытка пригласить церковное сообщество и художников к открытому, дружелюбному разговору. В ответ раздался грозный гул. «Кощунство», «мерзкая харя нового большевизма» – с одной стороны. «Сдача попам позиций» – с другой. «Выставка провалилась» – с обеих. Что неправда. Провалилась не выставка, а те, кто не смог расслышать друг друга.

Интересно, а как Христос говорил бы с современными художниками? Не знаем. Но что точно, Он говорил бы именно с ними, живыми людьми, а не с их карикатурами и откликался бы на их слова.

У нас же наши слова (выставки, книги, колонки) то и дело оборачиваются кляксами Германа Роршаха, психолога, установившего, что в чернильном пятне каждый видит что-то свое, по сути, собственное отражение.

У детских психологов, кстати, есть замечательный прием – «активное слушание». Смысл его в том, что ты должен только поддакивать ребенку, когда он возмущен, расстроен, не урезонивать, не перебивать, а работать эхом. И, несмотря на всю неестественность ситуации (Я ненавижу эту училку! – Ты ее ненавидишь! – Она дура, ничего не понимает. – Она ничего не понимает.), происходит чудо, о котором свидетельствовали тысячи тысяч родителей, применивших прием на практике. Не встречая противодействия, дети успокаиваются, часто сознают свою неправоту, но главное, начинают с родителями говорить – доверительно, открыто. Хотя никто этих детей даже не пытался понять. Им всего лишь позволили высказаться. Вот как, оказывается, важно послушать другого. Послушать! Услышать – это уже следующий шаг, и, как его одолеть, не придумали даже психологи.

Потому что услышать другого – слишком страшно. А вдруг он произнесет то, что опрокинет твой мир? И тогда придется менять все с такой любовью отстроенное, привычное, может, и плохонькое, но свое. И как-то не приходит в голову, что это могут быть перемены к гораздо лучшему.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать