Статья опубликована в № 2639 от 05.07.2010 под заголовком: Кремлинология: Труднее, чем «Сколково»

Сможет ли Медведев возродить в стране стратегическое планирование

Создание инновационного центра «Сколково» набирает темп. Дума одобрила в первом чтении соответствующий законопроект. При всем скептицизме, который существует в отношении этого проекта, российским властям нельзя отказать в некоторой последовательности и энергичности его продвижения. Похоже, что Дмитрий Медведев всерьез связывает свою политическую репутацию с успехом «Сколково».

Последнее особенно важно. В прошедшее десятилетие Россия богатела с рекордной в своей истории быстротой, но при этом все больше и больше технологически отставала от убегающего вперед мира. Президенту трудно доказать людям ущербность такой комфортной для них модели, особенно на фоне своих же объяснений, что именно она помогла стране сравнительно безболезненно преодолеть последствия глобального кризиса. Еще труднее ему заставить отказаться от нее собственный истеблишмент, чье благополучие базируется на энергетическом паразитизме, являющемся, наряду с коррупцией и групповщиной, политической основой власти.

«Сколково» может легко стать жертвой как популистских политических лозунгов, так и консервативных экономических псевдопрограмм, ибо подразумевает не только огромные госинвестиции, пересмотр отношений государства и бизнеса и попытку полноценного включения России в мировую технологическую цепочку, но и уход от экстенсивной экономики, реально принесшей увеличение доходов россиянам, а также полный отказ от преувеличения национальной суверенности. «Сколково» – первый постсоветский проект, полностью открытый для Запада и не имеющий политических критериев: во главе стоят коммунист, бизнесмен и несколько иностранных менеджеров. В свое время Петр Первый радикально изменил представление о российском патриотизме, принудив россиян учиться у иностранцев. Сегодня это пытается делать Медведев, создавая свою если не немецкую, то «американскую слободу». Но в отличие от Петра он не монарх, и такая трактовка патриотизма может ему политически дорого обойтись. Иными словами, «Сколково» – это попытка отказа от всего того, что являлось основой политической репутации власти в предыдущее десятилетие.

Под флагом инновационной революции трудно выиграть выборы. Нелегко победить, призывая избирателей отказаться от привычного патриотизма и от модели, которая принесла заметный рост их доходов. Любая демократия есть дискретность власти, требующая регулярного переизбрания, т. е. поддержки и одобрения избирателей. Иначе говоря, если думать о будущем страны, то можно легко проиграть очередные выборы и оказаться на политической обочине. Мировая история полна примеров такого рода.

Продвигаемый Медведевым проект в Сколкове сугубо стратегический. Он не способен решить ни одной текущей проблемы, но должен заложить долгосрочную основу эффективного развития страны. В этом его сила и слабость. Это попытка старта на стайерскую политическую дистанцию. Поэтому тут важны личная воля Медведева, его политические качества, способность увлечь за собой избирателей, построить «под себя» национальный истеблишмент и т. д. Есть ли это у него в необходимом количестве? Пока неизвестно. Но «проблема 2012 года» является не технической, как ее пытаются представить, а принципиальной и важной для определения стратегии России.

Отвечая недавно в Кремниевой долине на вопрос о втором сроке, Дмитрий Медведев сказал: «Это действительно большое испытание, но в то же время есть и чувство ответственности за то, что ты начал. Если к тому времени, когда будет решаться этот вопрос, те планы, которые я сегодня сформулировал, будут осуществляться, если будет поддержка наших людей, а это главное для любого политика, чтобы быть успешным, чтобы рассчитывать на что-либо, в том числе и на второй срок, если будет желание этим заниматься, то я для себя этого не исключаю». Если у президента на самом деле есть «чувство ответственности» за начатое дело, то его слова «если будет желание этим заниматься» звучат полным диссонансом и не очень вдохновляют тех, чьей поддержки он ищет.

Говоря про закон о «Сколково» на недавней встрече с думскими лидерами, Медведев, в частности, заявил: «Это для нашей страны беспрецедентная вещь <...> Потому что мы все-таки в последнее время старались уходить от льгот, адресованных конкретным местам, действующих на определенных территориях. Но применительно к этой задаче, этой идее мы решили поступить иначе. Я такой законопроект внес. Смысл его именно в том, чтобы приурочить конкретный набор преференций, возможностей к конкретной территории, где будет размещен этот центр. Только таким образом, мы считаем, можно вдохнуть в него жизнь».

Возникает вопрос: если только через создание определенных условий в Сколкове «можно вдохнуть в него жизнь», то почему не распространить хотя бы часть этих условий на всю страну и наконец не начать «вдыхать жизнь» в нее? Например, открытость, конкурентность, прозрачность финансов и политическую толерантность. Если успех «Сколково», по словам президента, заключается в отказе от принятой практики, то, может быть, проблема не в «Сколково»? Создание этого центра не самоцель. Цель – уход от политики «забегов на короткие дистанции» к тяжелому марафону, чтобы попытаться догнать ушедшие вперед страны и разделить с ними плоды, которые дает обладание передовой экономикой. Без успеха «Сколково» у России нет в этом забеге даже шансов, но и создание этого центра не обеспечит успех. Задача Медведева гораздо трудней и масштабней. Здесь нет места ни популизму, ни ностальгии по прошлым успехам, ни неуверенным в себе политикам.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать