Статья опубликована в № 2644 от 12.07.2010 под заголовком: Modernizatsya.ru: Made in Russia

Дело не в технологиях, а в производстве

Модернизация, воспринимаемая как обновление и осовременивание, часто ассоциируется в России с инновационным прорывом и суперсовременными технологиями. Многим кажется, что завоевание «командных высот» в экономике знаний – вот наша новая национальная идея, то, что сделает Россию уважаемой и признанной в мире державой.

К сожалению, этой мечте вряд ли суждено сбыться. И даже не потому, что оказаться на одном технологическом уровне не то чтобы с США, но хотя бы со средней европейской страной очень сложно. Проблема состоит скорее в том, что ни одна страна не обеспечивала себе глобального признания исключительно как производитель технологий. Скорее наоборот: все великие державы добивались доминирования как индустриальные, а не интеллектуальные лидеры. Англия, Германия, США именно так становились лидерами в мировой экономике XIX – начала ХХ в. Япония и Китай заставили Запад задуматься о перспективе утраты экономического лидерства, наводнив американский и европейский рынки своими промышленными изделиями. Ярлык Made in... стал в современном мире свидетельством состоятельности государства – но увидеть товар с надписью Made in Russia за пределами нашей страны сегодня практически невозможно.

Да, Россия – крупный экспортер энергоносителей и сырья. Но даже в Европе, куда идет большая часть нашего экспорта, никто не задумывается, каким газом отапливаются дома, из чьей нефти сделан бензин, из какого металла штампуются детали машин. Вывозя сырье, можно уверенно чувствовать себя на саммитах глав государств, но в общественном сознании такая страна остается пигмеем. Не случайно Washington Post, комментируя недавний шпионский скандал, призвала американцев не бояться русского промыш­ленного шпионажа просто потому, что промышленность в России исчезла в первой половине

2000-х гг. Но и технологии сами по себе не гарантируют успех. В 1973 г. Мартин Купер из компании Moto­rola создал первый в мире мобильный телефон – но сегодня Motorola контролирует лишь 4,7% этого рынка против 37,8% у Nokia, а по итогам 2009 г. показала убыток в $51 млн против прибыли в $8,28 млрд у Samsung. Все знают, что интернет создан в Америке – ну и что, ведь сейчас на США приходится только 12,6% его пользователей в мире. Мировую известность технологии тоже приносят относительно условно: лишь 7% пользователей системы Skype знают, что она изобретена... в Эстонии.

Современный мир пока еще остается миром индустриальным. На сырье в 2009 г. приходилось 16,1% мирового товарооборота, на услуги – 18,9%. 65% занимали промышленные товары. Среди 20 крупнейших американских экспортеров 15 – индустриальные гиганты и лишь пять – технологические. Экспорт Microsoft в 2009 г. – $6,1 млрд, General Electric – $18,4 млрд, Boeing – $26,3 млрд. На продажи патентов и лицензий приходится 5,7% американского экспорта, причем 63% суммы – платежи по франчайзинговым соглашениям. Среди 100 крупнейших по капитализации европейских компаний небанковского сектора – 62 промышленные (т. е. несырьевые и нетелекоммуникационные); их суммарная стоимость составляла на начало 2010 г. более $1,2 трлн. Саудовская Аравия – великая нефтедержава, но в 2009 г. ее экспорт в США был в 1,5 раза меньше, чем ирландский.

Россия формально является 11-м из крупнейших экспортеров в мире – однако даже в этом качестве она проигрывает четыре позиции... Бельгии. Если же очистить наш экспорт от сырьевой составляющей, то мы окажемся на 40–45-м месте в мире, между Португалией и Израилем. В среднем в год на одного россиянина приходится менее $500 несырьевого экспорта, тогда как в Чехии этот показатель составляет $7600, в Словении – $9400, в Швейцарии – чуть более $19 000. Что мы изменим, если создадим столь же высокотехнологичную экономику, как в Америке? В США в 2009 г. по категории «технологический экспорт» прошло продукции на $223 млрд, или $730 на человека в год.

Технологии – ничто, если только они не могут быть применены в промышленности и, будучи овеществлены в готовой продукции, завоевать мировые рынки. Сегодня технологии меняют облик экспорта той или иной страны не сами по себе, а как средство эффективного и массового производства индустриальных благ. При этом ведущие (и ориентированные на экспорт) индустриальные отрасли – это автомобиле- и авиастроение, производство полупроводников, компьютерной техники и систем связи, химия и фармацевтика. Во всех них Россия не является значимым конкурентом не только Западу, но и остальным странам БРИК. Чтобы добиться признания в мире, мало получить его от политиков, боящихся «Верхней Вольты с ракетами», или от конкурентов-нефтеэкспор­теров, рассуждающих о «северной Нигерии». Страна должна стать известной рядовому потребителю, ежедневно и ежечасно сталкивающемуся с «визитными карточками» многих стран в виде этикеток на промышленных товарах. Частота упоминания государств на этих важнейших носителях информации заставляет людей во всем мире судить о значимости той или иной страны в мировой экономике, способностях и талантах ее народа. Распространение лейбла Made in Russia – вот что должно стать национальной идеей модернизирующейся России. Но, к сожалению, за беседами об инновациях (несомненно, важными и нужными) этот единственно значимый индикатор успеха отечественной модернизации мало кому интересен.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать