Мнения
Бесплатный
Лев Любимов
Статья опубликована в № 2645 от 13.07.2010 под заголовком: Душеведение: Образование в опасности

Превратим двоечника в хорошиста

ЕГЭ вновь подтвердил свое важнейшее значение как эффективный инструмент независимой (от учителя, школы, властей) оценки знаний выпускников. Подтвердил, создав массу проблем учителям, школам, властям, родителям и, конечно, многим выпускникам. Глубинной причиной этих проблем является серьезный кризис общего образования, фиксируемый и отрицательной динамикой международных мониторингов его качества, и внутренними замерами.

Если оставить на том же уровне, что и вчера, сложность контрольно-измерительных инструментов (КИМы, задания единого госэкзамена), то очень высокий процент, вероятно около 20% выпускников, получат вместо аттестатов справки о том, что они 11 лет учились, – и всё. Это реальная оценка состояния нашей массовой школы. Но тогда что делать с этими 20%, которые не вписываются в конституционную «всеобщность» общего образования?

Возникает тяжелейший конфликт между проблемой несоблюдения конституционных обязательств общества и государства из-за ухудшающегося качества школьного образования и проблемой сохранения эффективного контрольного инструмента, который это качество обнажает. Если сказать прямо и громко: «Образование в опасности!», то надо немедленно кончать риторику и делать что-то огромное и национально-приоритетное для нашей школы, выделяя для этого ресурсы, сопоставимые с теми, которые в удельных выражениях приближаются к уровням Финляндии, Канады, Австралии или Южной Кореи – мировых лидеров в общем образовании. То есть нужна действительно приоритетная программа спасения общего образования.

Но можно сделать и по-другому: перевести шкалу измерителя «из дюймов в сантиметры», но результат по-прежнему объявлять в дюймах. Конечно, это будет превращение реального низкорослого солдата в виртуального преображенского гвардейца, т. е. мы будем обманывать сами себя.

Между тем нет никакого другого сиюминутного решения проблемы с масштабной неуспешностью (неприемлемой с социальной точки зрения по определению), а не сиюминутное решение – это время, это долгосрочная программа подъема общего образования буквально мобилизационного типа. Не позавидуешь Рособрнадзору: если он удержит прежний уровень сложности КИМов, то его назначат крайним, хотя он отвечает за контроль над качеством, а не за обеспечение качества. При этом по-настоящему независимым это агентство не является – оно часть Минобрнауки.

Но и Минобрнауки может делать с образованием только то, что вписывается в выделяемые ему ресурсы, а они невелики, ибо основные ресурсы школьного образования в руках регионов. Но ведь не назначишь крайним за среднюю неуспешность 80 регионов. Кого же назначить? Думается, дело не в поиске крайнего или крайних, а совсем в другом.

Вот пример из нынешних КИМов по математике. Магазин открывается в 10 часов и закрывается в 22 часа, перерыв на обед с 15 до 16 часов. Сколько часов в день работает магазин? Чтобы отнять из 12 единицу, нужно учиться 11 классов? Возьмем математический экзамен ГИА за девять классов – пять заданий из предложенных должен решить любой шестиклассник. Но, видимо, они сделаны для тех 20% девятиклассников, для которых эта планка уже стала максимальной. В итоге в хорошо известной мне успешной школе – все «5» и три «4» на всю параллель. При этом предлагалось только два варианта и на 240 (!) минут (при реальном максимальном времени исполнения – 90 минут), да еще и с перерывом на обед. Вот такая технология!

Авторы этих задач и задач для ЕГЭ-2010 завалили всю Россию так называемыми рабочими тетрадями, где на обложках игриво и завлекательно указано: «Вам не придется покупать другие книги или искать дополнительные материалы. Потому что эти сборники включают: впервые разработанные на федеральном уровне варианты экзаменационных работ и ответы на задания частей 1 и 2, решения заданий» (!). Минимальная назначенная планка баллов по математике (21), иностранному языку (20), конечно, решает проблему радикальной минимизации неуспешности. Масса выпускников становится «бездвоечной» и аттестованной. То есть сиюминутная проблема решается – а как же с модернизациями экономики и общества? С нашей «Новой школой»? Как быть с инновационной экономикой, человеческий капитал которой будет состоять не из продвинутого работника, а из двоечника, произведенного в хорошисты, и троечника, ставшего отличником?

Манипулируя ЕГЭ, мы радуем неуспешного учителя, неэффективную школу, тешим всех остальных акторов этого действия.

Но это ведь действие пожарника, решающего сиюминутную социальную проблему, – это спасительное решение только на сегодняшний день. А как же быть с главным, долгосрочным, еще точнее – вечным, т. е. с качеством образования? Которое исторически (в поисках путей постоянного прогресса общества и экономики) достигается только его постоянным повышением. И постоянным требованием общества к Рособрнадзору о повышении уровня сложности КИМов и увеличении минимального количества баллов для положительной оценки.

ЕГЭ – эффективный инструмент для оценки. Не только знаний ребенка, но и духовного состояния как массовой школы, вздохнувшей с облегчением, узрев неуспешность всего в пару процентов, так и общества в целом – оно ведь тоже вздохнуло с облегчением (а хорошо ли это?). Но лучше бы сохранили КИМы такими, чтобы были похожи на финские или южнокорейские, а уже по ним получили эти 2% (а не 20%) неуспешности. Но тогда давайте в структуре консолидированных бюджетов заложим увеличенные в разы расходы на школу и создадим долгосрочную программу подлинного спасения общего образования, которое находится в зоне опасности.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать