Мнения
Бесплатный
Статья опубликована в № 2652 от 22.07.2010 под заголовком: От редакции: Бегемоты победили

Прерванный поход против банкиров

Никогда больше американского налогоплательщика не возьмет в заложники банк, слишком крупный, чтобы разориться», – заявил американский президент Барак Обама, начиная реформу финансового сектора. Новый закон, радикально меняющий жизнь на Уолл-стрит (и не только), на этой неделе будет утвержден окончательно – президенту осталось только поставить под ним свою подпись. Удалось ли Обаме добиться поставленной цели?

Объемистый документ, насчитывающий 2300 страниц, действительно радикально меняет правила деятельности американского финансового сектора. Это самая глубокая реформа отрасли со времен Великой депрессии, отмечают ведущие американские финансисты. Закон усилит защиту потребителей, заставит банки ограничить рискованные операции на рынке и инвестиционную деятельность и позволит правительству ликвидировать проблемные финансовые компании.

Банкиры в конце 2008 г. стали главной мишенью для критики по всему миру. Убеждать публику в том, что именно они виновники кризиса, долго не пришлось. Гиганты с Уолл-стрит играли по-крупному, в итоге поставив под угрозу всю мировую экономику: миллионы людей лишились работы и сбережений, а инвестбанки пришлось спасать, тратя громадные суммы из средств налогоплательщиков.

Идеологи финансовой реформы напирали на то, что главная опасность исходит от крупнейших банков («бегемотов») и их хитроумных операций с деривативами. Деривативы – это область, объединяющая коммерческие банки с инвестиционными. Основная функция коммерческих банков – сбережение и кредитование, а инвестбанки зарабатывают на рынке ценных бумаг. В 1930-е гг. закон Гласса – Стигала запретил ставить на кон банковские депозиты, однако в 1999 г. этот закон отменили, благодаря чему средства с депозитов полились на фондовый рынок.

На рынке деривативов почти в одиночку хозяйничают пять крупнейших банков с Уолл-стрит. Их доходы от торговли деривативами только в 2009 г. составили $22,6 млрд. У них есть мощные конкурентные преимущества, позволяющие привлекать больше денег: гигантский размер и государственное страхование депозитов, благодаря которому они могут привлечь деньги под меньшие проценты, чем удается прочим финансовым учреждениям. В результате они, играя на деньги вкладчиков, разрослись до размеров, исключающих их банкротство.

На 25 крупнейших американских банков сейчас приходится 59% совокупных активов. Вот они и держат в заложниках американских налогоплательщиков. Банкротить их слишком опасно для всей финансовой системы.

Начиная реформу, Обама объяснял, что банкам, имеющим право принимать депозиты, застрахованные государством, а также занимать у Федеральной резервной системы по низким ставкам, разрешат работать на рынке ценных бумаг только в интересах клиентов. Им нельзя будет владеть хедж-фондами, инвестировать в хедж-фонды или консультировать их и даже заниматься прямым инвестированием. В планах администрации было и ограничение размера банков: президент пообещал добиться, чтобы ни один банк не мог сконцентрировать больше 10% любого типа активов всей американской банковской системы.

Но несмотря на всю риторику, принудительное разукрупнение «бегемотов» не состоялось, а самые неудобные ограничения, связанные с их инвестиционной деятельностью, в окончательный текст закона не вошли. Слишком сильным оказалось банковское лобби, призвавшее под ружье сотни разномастных политиков.

В результате реформа вроде бы масштабная, но самые острые углы администрация обошла. К тому же банкам дали огромный запас времени, для того чтобы привести свои дела в соответствие с новыми нормами закона. Они вступят в силу через два года, а полностью перейти на новые условия финансовые учреждения должны только через десять лет.

Неудивительно, что в ответ на принятие финансового закона акции крупнейших банков не упали, а даже немного выросли в цене.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать