Не быть посторонними


Общая беда – Россия горит – на время объединила государство и его граждан. Пожарные, милиция, бизнесмены и простые граждане вместе борются с бедой. Это здорово, но не нужно быть слишком оптимистичным. Власть и общество по-прежнему находятся по разные стороны баррикад. По-прежнему в тюрьмах сидят тысячи людей, которые там не должны находиться. Мы наблюдаем откровенный саботаж правоохранительными органами медведевских поправок, отменяющих аресты для подозреваемых в экономических преступлениях.

Пример, который мне особенно близок, – история с менеджерами компании «Евразия логистик». Это молодые люди моего поколения, похожего образования, и если бы я выбрал путь бизнеса, а не науки, то сейчас мог бы быть на их месте. Напомню, что в марте этого года четверо топ-менеджеров этой компании были неожиданно арестованы и отправлены за решетку. Несмотря на то что они обвиняются в экономических преступлениях и их вина не доказана, они по сей день содержатся в заключении. Как видно из названия компании, она занимается логистическим бизнесом – строительством складских помещений, оборудованных по современным стандартам. Компания нанимает людей, выплачивает зарплату, налоги. Люди построили реальный бизнес, приносящий реальную пользу обществу, как минимум заслуживают того, чтобы мы усомнились в их предполагаемой виновности. Я не говорю – судьи, милиция, они нам не подвластны, а хотя бы мы, обычные граждане. А ведь наше неравнодушие может принести плоды, как видно из примера предпринимателя Виктора Денисенко. Через вмешательство общественности, журналистов, депутатов Виктору удалось развалить сфабрикованное против него дело и выйти на свободу. К сожалению, этот случай скорее исключение из правил. В большинстве случаев «правоохранительная» система успешно применяет свои возможности для давления на предпринимателей.

И в то же время, говоря о предпринимателях, часто встречаешь такую реакцию: «Ну и что с того, что какие-то проворовавшиеся мошенники сидят в тюрьме? Не там ли им место? Они купались в роскоши, в то время как мы с таким трудом зарабатывали себе кусок хлеба». Еще вариант: «Они знали, в какой среде работают, на какой риск идут, когда брались за дело, ничего, что теперь платят по счетам». При этом не делается никакой попытки разобраться в ситуации, понять, что именно случилось. Важная деталь: так говорят не какие-то обиженные на жизнь маргиналы, каких на интернет-форумах полно, а вполне успешные, уважаемые люди. Да что там – я сам себя ловил на подобных мыслях. Мне кажется, в этом феномене есть что-то очень важное, что напрямую относится к нашим главным врагам – страху за себя, чувству безнадежности, беспомощности перед произволом властей.

Никому не нужно объяснять, каковы условия содержания в российских тюрьмах. Какой вред физическому, и прежде всего психологическому, здоровью человека наносит лишение свободы. Страдания невиновных людей, которых общество подвергло заключению, вопиют к нашей совести и требуют перемен. Когда умер Сергей Магнитский, всколыхнулось все общество, до самой верхушки Кремля. Были даже приняты специальные поправки для предпринимателей. Но этого оказалось недостаточно. Для народного гнева нужно много крови, и почище, желательно мученической. А вот страдания предпринимателей за решеткой – этого нам мало. А вдруг они в самом деле виноваты? Честных и богатых – таких ведь не бывает, не так ли? Может, и не бывает – безгрешных вообще нет. Есть только общество – собрание людей, договорившихся защищать друг друга. И если мы сегодня решаем, что кто-то не достоин нашей поддержки, то завтра мы увидим подобное отношение и к себе самим. Это реальнее, чем может показаться: на каждого невиновного, сидящего сегодня за решеткой, приходятся десятки других людей – близких, знакомых, друзей, которые в борьбе за них встречают в основном равнодушие и цинизм. Сможем ли мы завтра рассчитывать на их понимание, если, не дай бог, что случится? Не уверен. Заслуживаем ли мы его? Думаю, что нет.

Вряд ли у кого-то из нас сейчас есть реальная возможность помочь людям, попавшим под руку бандитам в погонах. Но есть возможность поймать за руку себя, когда привычное «моя хата с краю, ничего не знаю» появляется на границе сознания. Ведь это на самом деле очень просто – мысленно посочувствовать другому человеку, попавшему в беду. Не предъявляя претензий к чистоте его образа. Можно еще пойти и поделиться этим с другими. И все, процесс пошел, перемены уже начались!

Опять-таки все это намного реальнее, чем может показаться. На каждого человека, наживающегося за счет других, есть десятки других, которые пользуются неправедно нажитым. Есть дети, племянники, внуки – младшее поколение. Так как им не приходится трудиться ради этих денег, подвергая себя опасности, они гораздо меньше ценят нажитое добро. Им не приходилось еще уничтожать в себе человека, как это сделали их отцы. Поэтому, разъезжая на дорогих машинах, напуская на себя непринужденный вид, они все же оглядываются вокруг, ища одобрения их образа жизни у окружающих людей – т. е. нас с вами. Пользуясь их деньгами, они вряд ли уважают своих бенефакторов, вряд ли пойдут к ним за ответами на вопросы, которые по молодости еще терзают душу. Ответом им будет внутреннее расположение людей, которые встречаются им по жизни.