Мнения
Бесплатный
Константин Симонов
Статья опубликована в № 2690 от 14.09.2010 под заголовком: Конъюнктура: Прогресс и демократия

Боязнь неадекватности большинства избирателей сдерживает прогресс в политике

Один из главных парадоксов человеческого развития заключается в том, что технологический прогресс продолжается, а прогресс политических институтов находится под большим вопросом. Основы современных западных политических систем были сформулированы еще в XVIII в. Да, можно говорить о расширении избирательного права и о совершенствовании механизма разделения властей, но это не слишком радикальные изменения для такого длительного периода. Более того, возникла даже концепция конца истории, которая говорит, что человечество в политическом плане достигло вершины эволюции. Но так ли это?

Если в техническом плане XX век стал для человечества триумфом, то в политическом мы скорее можем говорить о регрессе. Он заслужил репутацию самого мрачного в истории столетия – тут и Освенцим, после которого даже стихи невозможны, и сталинский ГУЛАГ, и полпотовские эксперименты, и много чего еще. Да, в XX в. демократия стала массовой, но все равно он запомнился скорее как эпоха тоталитаризма. Да и массовое распространение демократии некоторые исследователи рассматривают как производную от мировых войн. Всеобщее избирательное право было компенсацией за массовый призыв, и новые избиратели миллионами лежат на полях под Ипром и Верденом.

Однако демократия, возможно, все же способна к эволюции. Выступая на Ярославском форуме, Дмитрий Медведев сказал о возможном переходе к прямой демократии. И хотя прямая демократия уже была в истории человечества, но именно массовая прямая демократия действительно была бы новацией. Необходимость представительной демократии обычно объяснялась технологическими трудностями. Но технический прогресс опережает политический, и, например, в Финляндии доступ к широкополосному интернету уже является конституционным правом. Так что дело, видимо, в том, что большинство избирателей даже в Европе не в состоянии адекватно принимать решения. И доверить им одобрение и тем более принятие законов страшновато.

Тут мы попадем в ловушку. Если индивидуумы не готовы самостоятельно принимать законы, как же они могут отличить лучших от худших? Выходит, что отказ от прямой демократии означает презумпцию недоверия к большинству. Неудивительно, что в России даже реставраторы демократии часто сомневаются в способности большинства сделать адекватный выбор. За что и подозреваются в том, что хотят не столько менять систему, сколько заменить власть имущих на себя. Джон Милль недаром писал, что есть народы, где человек предпочитает иметь надежду достигнуть власти над согражданами, нежели быть уверенным в том, что власть не будет проявлять без надобности своего вмешательства по отношению к нему.

В целом массовая прямая демократия без имущественных и образовательных цензов могла бы претендовать на роль вершины политической эволюции человечества. Вопрос в том, готовы ли мы к этому шагу. Но если нет, тогда, выходит, мы не верим в способность большинства делать адекватный выбор. И тогда политический прогресс оказывается под вопросом.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать