Статья опубликована в № 2694 от 20.09.2010 под заголовком: Правила игры: Институты белки

В российской науке немало институтов, ценность работы которых близка к нулю

В прошлую субботу по интернету с невероятной скоростью распространились картинки с официального сайта Российской академии наук, в английской версии которого нашлись безграмотные переводы названий институтов. Знаменитый Институт белка, например, оказался назван Squirrel Institute – «Институт белки». Правильно было бы перевести название как Institute for Protein Research (собственно, институт так и называется официально по-английски). Блогеры – среди них немалое количество сотрудников институтов академии – не знали, чем возмущаться и чему удивляться. И смешных ошибок много («им. Королёва» превратилось, например, в them. queen), и провисели эти надписи незамеченными очень долго... В общем, получился еще один удар по репутации руководства РАН, тем более что многие припомнили – совершенно по делу – недавнюю фразу президента академии Юрия Осипова о том, что нашим русским ученым английский язык не нужен.

Этот эпизод – совершенно пустячный, если вдуматься, – не просто недосмотр администраторов. Прошедшим летом я был на крупной – во всяком случае, если судить по научным достижениям участников – конференции о судьбе и будущем российской науки, которую проводил Европейский университет в Санкт-Петербурге. После окончания конференции участники попытались принять резолюцию, в которой был бы отражен «консенсус» – положения, с которыми были согласны все. Среди участников было много русских ученых, работающих за границей, но также и много сотрудников, в том числе и вполне высокопоставленных, российских институтов. Неудивительно, что вспыхнуло немало жарких споров. Достаточно сказать, что при всей структурированности дискуссии и героических усилиях Олега Хархордина, ректора ЕУ, ежедневная переписка продолжалась еще полтора месяца. Результат опубликован – и «Ведомостями», и «Троицким вариантом», и Polit.Ru – на основных площадках, на которых идет дискуссия о судьбах российской науки. Про РАН в тексте есть лишь тривиальное замечание – там, где речь идет о необходимости увеличения финансирования.

Почему насчет РАН не оказалось никакого консенсуса? Очень просто: эта структура объединяет исследовательские центры мирового уровня – в математике, химии, биологии, – но в нее же входят институты, у которых нет никаких оснований для существования и получения бюджетного финансирования. В той академической области, в которой я более или менее разбираюсь, – в экономике есть немало институтов, в штате которых нет ни одного исследователя с публикациями в международных реферируемых журналах.

По большому счету веб-сайт Академии наук, на котором красуется надпись «Институт белки», не позорит Институт белка – репутация института складывается из научных достижений его сотрудников. Однако у такого веб-сайта есть важная функция: он делает Институт белка и другие настоящие институты неотличимыми от других институтов той же академии. Тех самых, для которых «Институт белки» – самое подходящее название.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать