Британский Букер: ха-ха-ха

Британский Букер вручен 68-летнему английскому писателю Горварду Джейкобсону (Howard Jacobson) за роман «Вопрос Финклера» (The Finkler Question). Это уже одиннадцатая его книга, из которых последние пять – юмористические.

Нет ничего хуже, чем делать вид, что ты внимательно прочитал книжку, которую на самом деле не имел счастья даже приоткрыть (студенты, сдающие экзамен, и книжные обозреватели меня поймут). Однако судя по сказанному на букеровской церемонии и некоторым обстоятельствам литературной биографии Джейкобсона «Вопрос Финклера» – роман, соединяющий чисто английский юмор с не менее английской меланхолией. Герой романа Джулиан Треслав — экс-продюсер BBC, фатальный неудачник на всех фронтах и аутсайдер по призванию. Но после ночного ограбления на улице он внезапно начинает лучше понимать себя, причем осознавать себя как иудея (которым не является). Иудея, живущего в современном Лондоне, и незаметно его споры с друзьями о судьбе Израиля и Палестины становятся другими...

Впервые за время своего существования, порадовались все, Букер вручен за «комический роман». А не за постколониальный, исторический, этнический или феминисткий. Порадуемся и мы. В награде за умную, тонкую улыбку (а роман Джейкобсона, по отзыву председателя жюри, не только смешной, но как раз "и умный, и тонкий") - это как-то по-человечески. Неужели (перехожу я на шепот, чтобы не сглазить!) главные литературные премии сменяют тренд, и награждать теперь можно будет не только жестких феминисток, жителей Ирландии или индийский эмигрантов, но и просто сентиментального Льосу или смешащего до слез Джейкобсона.

Далеко не всех букериатов переводят на русский, но уж комика-то переведут точно. Смешные книги всегда найдут свою аудиторию, тем более английские смешные книги - в России. Потому что по части литературных вкусов русский читатель – англоман. Вальтер Скотт, Чарльз Диккенс, Джейн Остин, не говоря уже об ироничном Вудхаузе растворились в нашей читательской памяти не хуже национальных классиков. А уж «Трое в лодке» Джером К. Джерома десятилетия оставались для русских читателей образцом юмора. Так что «Вопрос Финклера» по-русски мы получим скоро. Тут-то и наступит время проверить, не слишком ли устарели наши представления об английском юморе. И снова убедиться: да-да, такое возможно – говорить о самом важном с улыбкой; хохмить и дурачиться, сохраняя принадлежность к высокому искусству. Умение, кстати, напрочь отсутствующее в русской литературной традиции. Что ж, будем пока смеяться с английским акцентом.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать