Статья опубликована в № 2714 от 18.10.2010 под заголовком: Правила игры: Обратная связь

Новому мэру Москвы надо готовиться к настоящим выборам

Моя предыдущая колонка называлась «Шанцев нет Собянин», без знаков препинания. Как оказалось, правильная расстановка знаков выглядела так: «Шанцев? Нет, Собянин!» Прогноз в колонке не оправдался – в итоге случилось то, о чем инсайдеры говорили уже несколько лет: новым мэром Москвы назначен Сергей Собянин, бывший губернатор Тюменской области, который после этого занимал ряд крупных постов в администрации президента и правительстве.

Мэр Москвы – второй по значимости пост в стране. (Первым является в зависимости от того, как конкретно между ними распределены полномочия, либо пост президента, либо премьер-министра.) Неизбранному мэру придется потратить время и силы на то, чтобы обрести политическую поддержку москвичей. (В нормальной ситуации избирательная кампания – это и есть тот процесс, в результате которого выясняется, кто из кандидатов обладает наибольшей политической поддержкой.) И Борис Ельцин, назначенный первым секретарем горкома КПСС в начале 1986 г., и Юрий Лужков, ставший мэром после ухода в отставку Гавриила Попова, не были выбраны москвичами. Тем не менее и Ельцину, и Лужкову удалось приобрести и популярность, и легитимность. Ельцин был снят с должности осенью 1987-го, но уже весной 1989-го получил 91,3% голосов при 90%-ной явке по общемосковскому округу на выборах на Съезд народных депутатов. Лужков на своих первых выборах, через четыре года после назначения, набрал 87,5% голосов. К слову, если бы я был помощником Собянина по политическим вопросам, я бы уже задумался о подготовке к будущим выборам (не к «выборам», а к настоящим выборам), но это к слову.

Главная проблема, с которой столкнется новый мэр при управлении Москвой, – это проблема обратной связи. Выборы на уровне районов и выборы в Мосгордуму по одномандатным округам, пока они существовали, были мощным информационным каналом, позволявшим Лужкову постоянно подстраиваться под меняющееся отношение москвичей. Внимательное чтение политической биографии Лужкова показывает не карикатурного упрямца, осмеиваемого в колонках интеллектуальных и культурных обозревателей, а политика, умеющего использовать информацию о настроении «молчаливого большинства» москвичей. Без этой информации невозможно не только выигрывать выборы, но и эффективно управлять огромным городом. Эту информацию не получается извлекать с помощью социологических опросов или искусственных структур (Общественной палаты, советов при... и т. п.). Эту информацию можно, конечно, извлекать из массовых акций протеста и революций – только этот способ предпочтителен для позднейших историков, а для жителей и политиков он, как показывает опыт, слишком затратен. Именно поэтому за проведение нормальных выборов на местном уровне агитируют не только те, кому демократия кажется самоценной, но и те, кому выборы кажутся всего лишь необходимым элементом эффективной системы государственного управления.

Собянину придется строить механизмы обратной связи, несмотря на то что все, что делалось российским руководством в последние годы, было направлено на разрушение этих механизмов. Однако кому-то наверху придется пойти против этого течения. Политическая система, которую, судя по всему, сейчас пытаются построить, не просто неэффективна. Она попросту невозможна! Единственная страна, в которой была успешно построена политическая система, где конкуренция отсутствовала практически на всех уровнях, – СССР – просуществовала в таком виде очень недолго (с середины 70-х) и развалилась очень быстро – не в последнюю очередь именно из-за полного отсутствия элементов обратной связи.

Так что Собянину придется задуматься о механизмах обратной связи. Или, иными словами, вернуть конкурентные выборы внутри Москвы. Если он хочет, чтобы москвичам стало лучше жить. Если он хочет добиться в российской политике чего-то большего.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать