Статья опубликована в № 2719 от 25.10.2010 под заголовком: Бизнес и государство: Как привлечь инвестора

Антиинвестиционное правосудие

Весь октябрь Владимир Путин встречался с потенциальными инвесторами. На встречах он лично убеждал иностранцев не бояться вкладывать в Россию. Россия – огромный рынок, который ждет денег и технологий из развитых стран. Это правда: у нас огромный и уникальный рынок, огромный потенциал к модернизации и внедрению новых технологий не только в «Сколково».

Нам нужны новые стандарты, эффективное производство. Но как ответить на очевидный вопрос: как обеспечить сохранность будущих вложений? Как гарантировать возможным инвесторам, что созданная ими собственность будет им принадлежать?

Не решив ситуации с предпринимателями-россиянами, иностранных не привлечь. Невозможно одной рукой уничтожать своих, а другой создавать условия для чужих. Для иностранных инвесторов не создать отдельного привлекательного климата без реформы системы правосудия и создания благоприятного законодательства. Ведь в России не только частная собственность подверглась рейдерской атаке, но и вся система правосудия. Захваты собственности происходят в России на всей территории. Размер собственности не имеет значения. Даже небольшое здание или участок земли могут стать объектами атаки. Если обобщить картину, то видно, что есть определенные категории заказчиков захвата и есть исполнители. Заказчики – это, как правило, (а) крупные предприятия-монополисты – они захватывают собственность независимых предпринимателей с целью укрупнения своих активов и нейтрализации любых зачатков конкуренции на рынке; (б) чиновники, желающие получить практически бесплатно собственность, которая впоследствии оформляется на жен и родственников; (в) бывшие партнеры предпринимателя, которых отсутствие законной практики цивилизованного раздела бизнеса толкает на «устранение оппонента»; (г) сами правоохранители, желающие с помощью уголовного дела получить откуп или изъять товар, принадлежащий предпринимателю, и продать его на рынке.

Предпринимателя могут преследовать не только в целях отъема собственности, но и ради статистики. Довольно распространенный мотив преследования – отказ участвовать в коррупционной сделке. Если предприниматель отказывается платить взятку, ему грозит не только возможное приостановление деятельности компании, но и уголовное преследование, вызванное желанием отомстить за нежелание «сотрудничать». Фальсификация доказательств широко используется обвинительной стороной и возможна при полном отсутствии независимого судебного разбирательства. Суды всех уровней, как правило, занимают сторону представителя государства.

Захваты собственности осуществляются, как показывает опыт многих дел, при участии подкупленных судей. Решения служат основанием для изъятия собственности и подкреплением для будущего уголовного дела. В рамках купленного уголовного дела проводятся обыски, результаты которых фальсифицируются и служат основанием для наполнения уголовного дела. Путем шантажа и угроз проводятся допросы сотрудников предпринимателя-жертвы. Сотрудников пугают возбуждением дела против них, и в случае подписания нужных показаний претензии к ним снимаются.

Уголовные суды не зависят от коррупции напрямую, но, как показывает опыт многих, полностью подчинены правоохранителям. Судьи поддерживают обвинение из боязни и невозможности принять собственное решение, не согласованное с председателем суда, который, в свою очередь, согласовывает свою позицию со своим руководством, и т. д. Общий тренд российских судов – не допускать оправдания любой ценой. Исходя из этого посыла возможные доказательства невиновности, ходатайства адвокатов в ходе судебного разбирательства не принимаются и не приобщаются к делу, свидетели защиты не допрашиваются, либо их мнение не учитывается. Приговор, как правило, не учитывает позицию защиты, а является копией обвинительного заключения, написанного следователем еще на этапе возбуждения уголовного дела.

Система бюрократического реагирования на обжалование действий представителей государства устроена таким образом, что любая жалоба с изложением фактов незаконного преследования автоматически пересылается тому, на кого жалуешься. Например, обращение к Генеральному прокурору переправляется к районному прокурору, который переправляет жалобу тому прокурору, который утверждал обвинение. Тот отвечает, что все его действия обоснованны и законны, и этот ответ отправляется и гражданину, и Генеральному прокурору.

Конечно, не все предприятия попадают под такой каток. Некоторым удается лавировать, но тогда теряется независимость бизнеса. Привлекать инвесторов можно только работающей системой защиты прав реальных владельцев, т. е независимым правосудием. Все изложенное выше не новость. Но это именно те проблемы, с решения которых нужно начинать привлечение инвесторов в Россию.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать