Статья опубликована в № 2719 от 25.10.2010 под заголовком: Геополитика: Новая карта мира

Афганский диагноз для мировой политики

Ровно девять лет идет война НАТО в Афганистане. В отношении ее все более доминируют пессимистические настроения и оценки. Мировое сообщество не смогло решить большинство проблем, которые хотело решить в Афганистане. Требуется принципиально новый подход со стороны всех вовлеченных сил, но сформулировать его никто пока не смог.

Военного решения афганской проблемы не существует, хотя находящиеся там военнослужащие международной коалиции свои задачи решают успешно и эффективно. Экономическая помощь, которая ежегодно оказывается Афганистану, стоит миру гораздо дешевле войны в этой стране, но нужно понимать, что значительная часть этой помощи или возвращается в страну-донор, или разворовывается в самом Афганистане. Немало тревог вызывает и растущий поток наркотиков из Афганистана в Россию и Западную Европу. Международные эксперты и политики из разных стран, участвовавшие в ташкентской конференции, пришли к выводу, что ситуация в Афганистане ухудшается из года в год и признаков улучшения пока не видно. Никто не знает, что случится после ухода оттуда США через год.

Главная причина неудач в Афганистане в неопределенности политических задач, которые там решаются. Более того, не ясно, как эти задачи соотносятся с мировыми тенденциями и ситуацией в Центральной Азии. Игроки извне пришли в регион со своими целями и повесткой дня. Она основана в значительной степени не на нуждах региона и даже не на том, что нужно сегодня международной системе, а на внутриполитических приоритетах самих аутсайдеров. Иначе говоря, игроки извне приносят в Афганистан собственные проблемы, которые и пытаются там решать.

Война в Афганистане стала, по сути, диагнозом состояния мировой системы, которая во многих отношениях оказывается менее эффективной в региональных конфликтах, чем можно было ожидать, учитывая, что глобального противостояния нет уже два десятилетия. Большие страны сегодня полностью потеряли контроль над международной повесткой дня. Превалирующее влияние на нее стали оказывать региональные державы. Если раньше малые и средние страны были заложниками политики мировых гигантов, то теперь все сильно изменилось. Большие страны, обладающие огромными военными и финансовыми возможностями, сами стали заложниками малых стран и региональных конфликтов. Однако, судя по ситуации в Афганистане, крупные игроки не всегда готовы отдать приоритет в решении региональных конфликтов странам региона. Это не только причина неэффективности международных усилий, но и основа новых конфликтов.

В большинстве регионов мира формируется новая политическая география. Будут меняться границы, создаваться одни и исчезать другие государства: исторический процесс продолжается. Новая политическая география неизбежно будет складываться и в азиатском регионе. Нет никаких объективных причин считать, что внутренние административные границы СССР станут стабильными государственными границами стран Центральной Азии. Опыт показывает, что попытки сохранить статус-кво единого государства иногда приводят к катастрофическим последствиям и большому числу жертв. Так было, скажем, в СССР и Югославии.

Можно ли так ставить вопрос и об Афганистане? Какое именно государство должно возникнуть в результате военно-политических экспериментов на афганской земле? Что там является приоритетом: сохранение единого афганского государства в его нынешних границах? Безопасность региона и всего мира? Безопасность афганского народа и прекращение гражданской войны? Безопасность кабульского правительства? Борьба с наркотрафиком? Какую именно задачу решает мировое сообщество? Такое впечатление, что каждый игрок, вовлеченный в Афганистан, имеет свой собственный ответ на этот вопрос и свое собственное видение будущего Афганистана. А если нет единого ответа на вопрос, что является приоритетом для безопасности, то нет и ответа на вопрос о том, что считать главной угрозой.

Остается острым вопрос о легитимности разных сил в Афганистане. Что именно международное право должно защищать и оберегать в условиях перехода от одного миропорядка к другому – современные реалии или тенденции, ведущие к ломке этих реалий и появлению новых? Безопасность чего международное право должно защищать: государств, правительств, людей, бизнеса, власти? От ответа зависит не только роль права в современном мире, но и легитимность происходящего, в том числе в Афганистане, включая легитимность методов разрешения региональных конфликтов и приходящих к власти политических группировок.

Для России это первостепенные вопросы. Сегодня влияние больших государств в нарастающей степени зависит не от их военных возможностей, а от умения находить общий язык с малыми и средними странами, от вовлеченности в региональные проблемы. Нынешний мир – мир доминирования небольших стран, время их триумфа и реванша. Вашингтон осознал это и активно заигрывает с региональными державами, выдавливая другие большие державы из регионов, не входя при этом в прямой конфликт с ними. Это «перезагрузочный» вариант геополитической конкуренции. России нельзя отставать. У нее есть союзники на постсоветском пространстве, способные стать основой ее глобальной сети союзников. Эта цель несравнимо важнее мелочных конфликтов с этими странами, точнее, с их лидерами.

Из проблем НАТО в Афганистане должен быть извлечен урок. Отказ от равноправия в региональной вовлеченности будет дорогим. Сейчас формируется новая конфигурация мира. Державы, не участвующие в ее формировании и смотрящие на других сверху вниз, рискуют оказаться на политической обочине этого мира.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать