Статья опубликована в № 2727 от 08.11.2010 под заголовком: Человек недели: Михаил Ходорковский

Михаил Ходорковский как человек идеи

На прошедшей неделе самый знаменитый заключенный в стране – Михаил Ходорковский – выступал в суде с последним словом. Понятно, что это слово на приговор не повлияет, это просто такой ритуал. И Ходорковский его использовал как площадку для публичного выступления, говоря больше не о нелепости обвинений против себя, а о нелепости сложившегося в стране порядка и о надежде. Это выступление, последовавшее за пугающим «манифестом» Михалкова, невольно стало весомым ответом его «просвещенному консерватизму». Это, конечно, не прямая полемика, на которую не стоило бы разменивать свое последнее слово. Просто он коротко и четко сформулировал ценности и чаяния той части общества, которой претит консерватизм по-михалковски. Эти люди, по словам Ходорковского, «следят с надеждой, что Россия все-таки станет страной свободы и закона, где закон будет выше чиновника. Где поддержка оппозиционных партий перестанет быть поводом для репрессий. Где спецслужбы будут защищать народ и закон, а не бюрократию от народа и от закона. Где права человека не станут больше зависеть от настроения царя. Доброго или злого. Где, наоборот, власть будет действительно зависеть от граждан, а суд – только от права и от Бога». Многие, включая и меня, хотели бы жить в такой стране, но вряд ли она подойдет тем, кто привык ездить с двумя мигалками на крыше.

За семь проведенных в заключении лет Ходорковский из классического олигарха превратился в классического «человека идеи», как он сам себя назвал в последнем слове. Он признается, что ему тяжело жить в тюрьме и «не хочется здесь умереть». Но, как и положено человеку идеи, ведет себя Ходорковский совсем не рационально. Например, спасшиеся из лап нашей правоохранительной системы люди дают два базовых совета по облегчению участи: постараться «не выступать» и уж, как минимум, не обвинять в беззакониях никого конкретно. Ходорковский все семь лет упорно нарушает эти заповеди, оставаясь постоянным раздражителем для власти и уж тем более – для названных им персон. И даже под угрозой приговора к длительному сроку он ничуть не изменился.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать