Статья опубликована в № 2727 от 08.11.2010 под заголовком: От редакции: Старший по реформе

Черномырдин, как и Гайдар, олицетворяет эпоху 1990-х.

Бывший премьер-министр и посол на Украине Виктор Черномырдин похоронен по высшему разряду в присутствии первых лиц государства на одном кладбище с Борисом Ельциным. Хочется надеяться, что это не только соблюдение протокола, но и дань уважения к государственному деятелю, чьи управленческие и человеческие качества помогли удержать страну от хаоса и спасти сотни, а может быть (если считать поездку в Югославию весной 1999 г.) – и тысячи жизней.

Черномырдина, ставшего премьером в декабре 1992 г., часто противопоставляют его предшественнику Егору Гайдару. «Крепкий хозяйственник» советской закалки, чьи манеры, слова и образ действий были понятны и близки управленцам и простым людям, выглядел антиподом кабинетного ученого. Однако одна из крылатых фраз Черномырдина – «я за рынок, но без базара» – была не просто фигурой речи, а внутренним стержнем заслуженного газовика, убедившегося на практике в неэффективности советской экономики.

Бывший красный директор с некоторыми вынужденными отступлениями продолжал политику младореформаторов – да они и работали в его кабинете под прикрытием его могучего авторитета. Именно Черномырдин провел многие непопулярные меры, на которых настояли либералы, будь то приватизация или сокращение эмиссии. Одновременно он стремился как-то смягчать последствия шоковой терапии и других экономических упражнений для простых людей и ради спокойствия сохранял некоторые устаревшие и неэффективные предприятия. Но именно при Черномырдине, в середине 1990-х гг., началась санация моногородов. Были закрыты поселки и целые районы, где работа была нерентабельной: Кизеловский угольный, Копейский и Подмосковный буроугольные бассейны, поселок Хальмер-Ю в Воркутинском бассейне. Горнякам предоставляли новые рабочие места или переселяли.

В трудных ситуациях Черномырдину помогали юмор и самоирония (можете представить себе нынешних первых лиц рядом с двойником из «Кукол»?). Шутливая манера оттеняла высочайшую ответственность за порученное дело – а этим делом было положение в стране. Его ответственность не зависела от персоналий первых лиц государства и думского большинства.

В этом они похожи с Гайдаром.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать