Мнения
Бесплатный
Барри Айхенгрин
Статья опубликована в № 2730 от 11.11.2010 под заголовком: Мир после кризиса: Английская болезнь США

США грозит судьба Англии ХХ века

Исправленная версия. Первоначальный опубликованный вариант можно посмотреть в архиве "Ведомостей" (смарт-версия)

Ощущение заката в США витает в воздухе. Империя явно переоценила свои возможности, а политическая поляризация и дорогостоящие меры по преодолению финансового кризиса тяжким бременем легли на экономику. Комментаторы заговорили о том, что Америка подхватила «английскую болезнь».

Речь идет о закате Британской империи. Современные США, обреченные на медленный экономический рост точно так же, как изнуренная Второй мировой войной Британия, будут вынуждены сократить свои международные обязательства. Это даст дорогу новым силам, например, Китаю. Но также ввергнет мир в состояние высокой геополитической неопределенности.

Размышляя об этих перспективах, необходимо осознать природу «английской болезни». Дело не только в том, что Америка и Германия после 1870 г. развивались быстрее Великобритании. В конце концов, для стран, начавших развитие с задержкой, это вполне естественно. Лучшая иллюстрация - сеогодняшний Китай. Проблема англичан была в том, что они оказались неспособны поднять свою экономику на следующую ступень.

Великобритания слишком медленно эволюционировала от старой промышленной модели к новой, предполагавшей массовое производство и развитие новых отраслей, например, электромашиностроению. С большими трудностями внедрялись высокоточные станки, работающие на электричестве. В итоге страдало производство компонентов для изготовления печатных машинок, кассовых аппаратов и автомобилей. То же самое можно сказать и о других новых отраслях, например, производстве синтетических веществ, красителей или передаче данных по телефонии. Ни в одной из этих областей Британии не удалось добиться прочных позиций.

Обречена ли Америка повторить эту судьбу? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно разобраться, почему Британия отстала от поинеров технического развития. Одно из популярных объяснений – предпринимательство не вписывались в британскую культуру. В то время, пока в Британии шла модернизация, промышленные круги были абсорбированы в истеблишмент. Но с середины XIX в. лучшие умы нации предпочитали заниматься политикой, а не бизнесом. Интересы промышленников, вышедших из заводских цехов, стали второстепенными.

Похожие проблемы испытывает и Америка. Как пишет обозреватель The New York Times Дэвид Брук, «После десятилетий изобилия США забыли о сугубо практическом настрое, благодаря которому в свое время и возникло благосостояние нации… Самые светлые умы Америки ушли из производственной сферы в более престижные, но менее производительные отрасли вроде юриспруденции, финансового дела, консалтинга и некоммерческих проектов.»

На самом деле приведенное выше объяснение упадка Британии не выдержало проверки временем. Нет никаких доказательств, что английские менеджеры были плохи. На самом деле увеличение числа потенциальных менеджеров за счет детей основателей бизнеса имело противоположный эффект. Это позволяло самым сливкам общества подниматься наверх.

Да и в сегодняшней Америке трудно найти признаки подобной проблемы. Компании Кремниевой долины отнюдь не жалуются на дефицит талантливых менеджеров. Выпускники программ бизнес-образования основывают собственные стартапы и даже идут работать в автохолдинги.

Есть и другое объяснение упадка Великобритании – ухудшение качества образования. Оксфорд и Кембридж, основанные задолго до индустриальной эпохи, взращивали в своих стенах замечательных философов и историков, но слишком мало ученых и инженеров. Но этот аргумент крайне сложно применить к США, чьи университеты продолжают оставаться среди лучших в мире, привлекая со всего мира желающих освоить инженерное дело или заняться естественными науками. Многие из вчерашних студентов остаются жить в Америке.

Есть ученые, которые стремятся объяснить потерю Британией лидерских позиций особенностями функционирования финансовой системы. Английские банки бурно росли в начале XIX в., когда потребности в капитале у компаний были минимальны. В основном банки занимались финансированием внешней торговли, а не внутренними инвестициями. В итоге они не смогли удовлетворить потребности индустрии в финансировании.

Наконец, еще одно объяснение падения Британской империи исходит из ошибок экономической политики. Британии не удалось выработать эффективную и конкурентоспособную стратегию. В ответ на падение спроса в 1929 г. она возвела тарифные барьеры. Защищенная от внешней конкуренции, отечественная индустрия стала громоздкой и слабой. После Второй мировой частая смена у руля страны лейбористов консерваторами и наоборот привела к тому, что политику бросало от сдерживания к стимулированию, что лишь усилило неопределенность и приводило к хроническим финансовым проблемам.

Вот это и есть наиболее правдоподобное объяснение. Государство не смогло выработать адекватный политический ответ на финансовый кризис 1930-х гг. Политические партии вместо того, чтобы сообща трудиться над решением неотложных финансовых проблем, вцепились друг другу в глотку. Страна замкнулась в себе. Ее политики разбились на мелкие фракции, политика стала отличаться непостоянством, а финансы – нестабильностью.

Подводя итоги, можно сказать, что крах Британии имел политическую, а не экономическую подоплеку. Та же история, к сожалению, рискует повториться в США.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать