Мнения
Бесплатный
Андрей Колесников
Статья опубликована в № 2735 от 17.11.2010 под заголовком: Политэкономия: Вопрос про Путина

У Владимира Путина странный ресурс поддержки

Мы вышли в сад его загородного дома. Он, видный государственный чиновник, честный служащий при всех постсоветских режимах, несколько, правда, потерявший в последние годы в номенклатурном весе, закурил. Глубоко затянувшись и предвосхищая вопрос «ну как там наверху?», сделал характерный жест, потонувший в ветвящемся сигаретном дыму, провел кистью по горлу: «Ну уже все, уже совсем... ну сколько можно?»

Это типичный ответ рефлексирующего федерального чиновника на артикулированный или немой вопрос. Ответ на вопрос про Путина.

Не то чтобы Владимир Владимирович может разделить судьбу Никиты Сергеевича, когда того снесло родное Политбюро именно в этой логике – надоел за 10 с гаком лет. Не то чтобы он был похож на Брежнева, лукаво спрашивавшего членов Политбюро, а не пора ли, мол, мне уйти. И с чувством глубокого удовлетворения получавшего заполошные и поспешные ответы: «Да ну что вы, Леонид Ильич!» (Точно с таким же вопросом обратился к своему окружению Черненко за несколько месяцев до физической кончины.)

И не то чтобы он потерял поддержку того большинства, которое называется путинским и которое условно можно назвать бюджетниками и зрителями федеральных телеканалов. И не то чтобы его всерьез волновала протестная активность на площадях, где Лимонов, похожий на Троцкого, превращает уличную демократию в цирк на выезде.

Настоящий протест, который должен его волновать, зреет не там, а в элитах – политической, чиновничьей, предпринимательской. И не дубина народной войны, а сговор элит должен его волновать.

С протестными настроениями в элите – отчасти как с уличными. Все вроде бы недовольны, а социология фиксирует почти полный штиль, который и есть средняя температура по большой больнице – России. Трудно найти бизнесмена или чиновника в здравом уме и твердой памяти, который был бы доволен тем, как идут дела в путинской стране, или, например, тем, чем заканчивается процесс Ходорковского. Но вслух, прилюдно, никто недовольства не высказывает – свои же паркетные «несогласные» голову немедленно оторвут. Правила нарушать нельзя. И потом, кто его знает, как история повернется. Ведь Папа, скорее всего, будет баллотироваться в президенты. Зачем же терять завоеванные командные высоты? Здорово было бы, если бы, конечно, ДАМ (так они называют Медведева) пошел в президенты, но ведь...

Поскольку чиновников у нас в стране больше, чем при Советах, а к ним еще добавляются бизнесмены, а есть еще конформистский, но рефлексирующий «передовой класс» (что уже стало социологическим понятием), эти настроения можно назвать массовыми. И столь же массово большинство этих людей трусят. Потому что им есть что терять.

У Путина странный ресурс поддержки. Он правит так долго, что растерял всех своих Черкесовых и Патрушевых, сомневается в работоспособности всех Миллеров и Бортниковых. И что – опираться на Сечина и Чемезова? И на эту «Единую Россию»? И на этого Суркова, который от Медведева не отходит? Не маловато ли?

Все говорят, что у Медведева нет команды и опоры – а есть ли она у Путина?

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more