Статья опубликована в № 2739 от 23.11.2010 под заголовком: Ratio economica: Скромные успехи этатизма

Стоит ли России ориентироваться на Турцию прошлого века?

После встречи с Владиславом Сурковым Лара Стиверсон Авсар, президент ассоциации студенческого самоуправления Колумбийского университета, сказала: «Я была заинтригована его [Суркова] сравнением современной России и Турции времен Ататюрка». Означает ли это, что Сурков, самый важный политический философ правящего класса, заявил о переходе от философии «суверенной демократии» к философии кемализма? Ждут ли нас сопоставления Владимира Путина с Ататюрком, а его окружения – с младотурками-кемалистами? Риторика российской модернизации уже во многом напоминает риторику реформ Ататюрка – сильная рука руководителя нации, особый путь и модернизация сверху. Конечно, ориентация на Ататюрка гораздо лучше, чем ориентация на Сталина. Тем не менее, несмотря на идеализацию Ататюрка в современной Турции, экономические историки говорят о том, что его реформы не привели к сокращению экономического отставания Турции от развитых стран.

Мустафа Кемаль Ататюрк был основателем Турецкой Республики, проведшим радикальные политические, экономические и социальные реформы для превращения Оттоманской империи в современное светское государство. Кемализм стал официальной идеологией Турецкой Республики, основанной на шести принципах, так называемых шести стрелах, закрепленных в конституции 1937 г. Шесть стрел – это республиканизм (идеал конституционной демократической республики как альтернатива османской абсолютной монархии), национализм как база режима, народность (борьба против классового неравенства и сословных привилегий), светский характер государства и отделение государства от религии, этатизм, или державность (построение смешанной рыночно-государственной экономики при лидирующей роли государства), реформизм (курс на вестернизацию и борьбу с пережитками традиционного общества).

Профессор Лондонской школы экономики Севкет Памук, самый известный исследователь экономической истории Турции (и брат нобелевского лауреата по литературе Орхана Памука), изучил экономические эффекты этатизма в работах «Источники долгосрочного экономического роста в Турции в 1880–2005 гг.» и «Экономические изменения в Турции в XX в.». Главный результат его исследований в том, что этатизм оказал лишь незначительное влияние на экономический рост и структурную трансформацию.

Ататюрк писал об этатизме как «о системе <...> произошедшей из принципа частной деятельности граждан, но с ролью государства в национальной экономике <...> для того чтобы достичь целей, которые не были достигнуты <...> индивидуумами или частной деятельностью». В 1930-х гг. этатизм продвигал государство как главного агента трансформации и модернизации, ведущего производителя и инвестора. Первый пятилетний план индустриального развития был разработан в 1934 г. при помощи советников из СССР. Напомним, что индустриализация тех лет – синоним того, что сегодня называют в России построением инновационной экономики, экономической модернизацией и диверсификацией экономики. Одной из важнейших составляющих этатизма было создание госкомпаний в ключевых секторах экономики.

Впрочем, успехи этатизма оказались скромными. Рост ВВП на душу населения в Турции 1929–1950 гг. (а именно таким периодом датирует Памук эпоху турецкого этатизма) был относительно невысоким – всего 2,8% в год.

Главным фактором роста было сельское хозяйство, в котором работало три четверти всего населения. Но и рост в сельском хозяйстве не был вызван ростом производительности. В этом секторе по-прежнему доминировали малые крестьянские хозяйства, использующие тягловую силу и примитивную сельскохозяйственную технику. Рост выпуска был вызван ростом населения и освоением сельскохозяйственных земель, которые не обрабатывались во время Первой мировой войны, войны за независимость и распада Оттоманской империи.

Политика этатизма и государственного вмешательства не привела ни к буму инвестиций, ни к росту эффективности. Темпы роста производительности труда в промышленности в 1929–1950 гг. были в среднем отрицательными (-10,3% за весь период!). Темпы роста капитала были примерно равны темпам роста капитала в последние годы Оттоманской империи – в 1880–1913 гг. Лишь после 1950 г. темпы роста капитала выросли (втрое!). Другими словами, мнение, что период государственного вмешательства в экономику совпал с ускорением роста капитала и увеличил производительность, – миф.

Не сократила Турция и отставание от развитых стран Западной Европы и США. В 1913 г. уровень ВВП на душу населения составлял около 29% от уровня развитых стран. В 1929 г. уровень ВВП на душу населения составлял чуть более 30% от уровня развитых стран, а в 1950 г. этот показатель снизился до 24%. Памук рассчитывает и изменения показателей индекса развития человеческого потенциала, который учитывает уровень жизни, здоровья и образования. С 1913 по 1950 г. этот показатель в Турции вырос с 0,19 до 0,38 (максимальный показатель – 1, или 100%), т. е. увеличился на 19 пунктов. Но в тот же период показатель индекса в Западной Европе вырос на 12 пунктов (с 0,58 до 0,707), хотя расти с низкого старта, как в Турции, – намного проще.

Исследования Памука показывают, что «модернизация» Ататюрка с его реформами сверху не принесла существенных экономических достижений. Этатизм тем более опасен для сегодняшней России, которая является гораздо более развитой страной (и в абсолютных, и в относительных терминах).

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать