Статья опубликована в № 2751 от 09.12.2010 под заголовком: Общественный интерес: Победа, которая не радует

Большой спорт для больших людей

Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Россия завоевала право провести чемпионат мира по футболу. Чем не повод для общей радости? Но счастья нет. Нет всплеска позитивных эмоций.

Конкуренты в недоумении. С их точки зрения, отдать чемпионат России – не в коня корм. В британской прессе, переживающей поражение своей заявки, фотографии пустой Красной площади после объявления победителя: «Поглядите, как они рады своей победе». И это правда. Лондон бы торжествовал всю ночь. Москва не отреагировала никак.

Вообще, в России значение спорта в целом и футбола в частности сильно преувеличено. Да, государство его любит и ценит. Оно разделяет мнение, что спорт – это замена войне. Спорт для государства стал формой патриотизма. Престиж страны измеряется в спортивных и околоспортивных успехах. Не случайно главным достижением первой восьмилетки Путина считается победа сочинской олимпийской заявки.

Элита активно занимается спортом. Болеет, переживает, поддерживает. Фирменная олимпийская одежда стала современной патриотической униформой – и одновременно знаком принадлежности к истеблишменту. Российская делегация в Цюрихе была счастлива и радовалась совершенно искренне. Госпропагандисты ищут злорадствующих, чтобы уличить их в недостатке патриотизма.

Зря ищут: злорадствующие отщепенцы слишком плохо различимы на общем фоне скепсиса и вялого безразличия. Нет смысла гоняться за двоечниками и наказывать их в школе, где учеников с хорошими оценками нет вообще.

В России, если вычесть элиту, спорт действительно не в почете. Даже самая массовая игра – футбол. Стадионы стоят полупустые, посещаемость и рейтинги трансляций не растут, а падают. Лучшие, топовые матчи не окупаются на ТВ. Спортивный образ жизни не побеждает. Парки не забиты бегунами летом и лыжниками зимой.

Но дело не в том, что спорт не популярен, а в том, что утрачены навыки коллективных переживаний. Спортивное боление – удел одиночек и маргинальных групп. Это и есть та самая нехватка патриотизма, если понимать под ним способность испытывать общий душевный подъем. Умение просто обрадоваться – без задней мысли – и поделиться этой радостью с соседом.

Британская пресса разоблачала коррупцию в ФИФА. В России если и гордились, то слухами, что российские чиновники установили с ФИФА особые отношения, объехали конкурентов на хромой козе. И теперь самое время подсчитать, кто в выигрыше, – кто будет делить доходы от строительства дорог и стадионов. Но разве это повод для общей радости?

Патриотизм объединяет. Когда Китаю дали Олимпиаду, волонтеры выстраивались в очередь – так велико было общее желание приобщиться. Когда Олимпиаду дали России, вместо гордости за себя и свою страну сразу победила мысль, что все закончится массовым воровством.

«Ура, мы все вместе выиграли!» – так торжествовали бы британцы, точно так же, как они теперь делят между собой скорбь от проигрыша. В России это ура не прозвучало громко, и люди пришли к выводу, что выиграли не все, а в основном те, кто поехал в Цюрих. Хотелось бы обрадоваться вместе с ними – но не получается. Как в анекдоте про елочные игрушки: поддельные, потому что не радуют.

Выбор редактора
Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more