Статья опубликована в № 2754 от 14.12.2010 под заголовком: Гражданское общество: Меркантильные шаги

Гражданское общество должно быть выгодным

В российской модернизации, являющейся вот уже более года основной темой в политической повестке дня, можно выделить две составляющие. Первая – модернизация экономики, переход от сырьевой экономики к экономике знаний. Здесь хотя бы понятен набор инструментов – развитие инноваций, информационные технологии, Сколково, энергоэффективность и т. д. Вторая – это модернизация общества. И вот по ней, на мой взгляд, дальше постановки диагноза разной степени жесткости и теоретических представлений о том, какое общество нам необходимо, мы пока не продвинулись.

Что касается диагноза. После знаменитой статьи президента Дмитрия Медведева «Россия, вперед!» в экспертном и околоэкспертном сообществе состоялся консенсус по поводу признания нашего общества архаичным, пассивным и больным патерналистскими настроениями. Случаются и весьма бескомпромиссные оценки. Например, не так давно председатель правления Института современного развития Игорь Юргенс взорвал интернет-пространство тезисом: «мы не граждане, а какое-то племя!».

По поводу того, куда надо грести, тоже особых разногласий не наблюдается. Благо и концепт гражданского общества хорошо разработан, и за примерами далеко ходить не надо.

А вот инструментарий «гражданского перехода», надо признаться, хромает. Предлагаемые на государственном уровне меры касаются прежде всего совершенствования формальных демократических институтов. Безусловно, поддержка некоммерческих социально ориентированных организаций, снижение избирательного барьера, предоставление непарламентским партиям права раз в год радовать своим креативом региональные парламенты – дело хорошее и нужное. Но давайте честно признаемся: демократические по форме институты существуют у нас уже довольно давно. Но вот гражданское общество до сих пор не то что не расправило плечи, но даже толком не встало на ноги.

У меня как у человека, долгое время стремившегося добиться повышения гражданской активности, работая на стороне общества, а теперь занимающегося тем же самым, но уже на стороне власти, есть свой ответ на извечный вопрос «что делать?». Моя богатая практика общественно-политической деятельности говорит о том, что одни только информационно-пропагандистские методы здесь результата не дают. Сколько ни говори человеку, что гражданское общество лучше, чем негражданское, его личную гражданскую активность не повысишь. В лучшем случае он согласится с тобой на теоретическом уровне («да, демократия и свободы нужны»), но это не окажет никакого влияния на его действия и поведение в реальной жизни («да, демократия важна, но пусть за нее бьется кто-нибудь другой, у меня своих проблем хватает»).

Проблема в том, что демократия и гражданское общество в голове подавляющего большинства наших сограждан никак не связываются с их личным благосостоянием, благополучием, комфортными условиями жизни и т. д. Скорее даже наоборот. Многие до сих пор уверены в правдивости фразы из анекдота 90-х гг. про то, что «колбасу по 2.20 коммунисты носят с собой».

Соответственно, если мы хотим построить полноценную демократию и гражданское общество, нам надо убедить некую критическую массу людей, что это будет выгодно лично для них. Что их гражданская активность сделает их жизнь лучше и сытнее. И здесь хоть и справедливыми, но абстрактными аргументами про то, что «в мире нет ни одной успешной страны с обеспеченными гражданами и недемократической формой правления», не обойтись.

Сегодня гражданская активность у наших сограждан, как правило, проявляется только тогда, когда задеваются их личные интересы. И зачастую она носит протестный характер. Вспомним, например, массовые акции автомобилистов против повышения транспортного налога. Калининград, в один момент ставший форпостом российского оппозиционно-демократического движения. Личные интересы – не обязательно интересы денежные. Например, общественный протест по теме Химкинского леса напрямую не связан с покушением на кошелек граждан, но он основан на ущемлении интересов другого плана – ухудшении условий проживания и экологического благополучия.

Я считаю, что сегодня в России движение к подлинной гражданственности возможно только на основе формирования и поддержки корыстных, меркантильных стимулов для человека. Слова «корысть» и «меркантильность» в данном контексте не несут никакого негативного смысла. Они означают просто умение видеть и получать свою выгоду от своих действий, осознавая при этом ответственность за свою судьбу. Когда это видение и это понимание приходят, человек и общество в процессе государственного управления переходят из категории управляемых в категорию соучастников самого процесса управления.

Я вижу семь направлений, семь шагов, которые должны помочь формированию в России гражданского общества. Вот эти шаги.

1. Изменение порядка уплаты налога на доходы физических лиц (НДФЛ)

Вспомним пример с транспортным налогом. Рост налога в абсолютных цифрах для подавляющего большинства россиян сопоставим с 10–15% его же годового НДФЛ. То есть причина возмущения не в том, что вдруг придется «отдавать деньги государству» – ведь фактически в структуре личного налогового бремени каждого транспортный налог играет далеко не ведущую роль. Но гражданин оплачивает его самостоятельно, достает деньги из собственного кошелька и начинает осознавать себя налогоплательщиком. И сразу же оказывается готов участвовать в уличных акциях. А основной и самый большой по размеру налог на доходы физических лиц в случае подавляющего большинства россиян уплачивается работодателем, выступающим в качестве налогового агента.

Гражданин эти деньги не видит и не ощущает. Поэтому с точки зрения роста гражданского самосознания, с точки зрения формирования так называемого общества налогоплательщиков я считаю необходимым изменение порядка уплаты НДФЛ – переход функции налогового агента от работодателя к работнику.

2. Развитие местного самоуправления как общественного института

В соответствии с Конституцией РФ местное самоуправление не входит в систему органов государственной власти и «обеспечивает самостоятельное решение населением вопросов местного значения». Муниципалитеты должны являться институтом и формой, через которую граждане решают свои повседневные проблемы. Это ситуация в идеальной форме. Сегодня в России этого не происходит по двум причинам. Первая – местное самоуправление воспринимается и государственной властью, и жителями как элемент или нижняя ступень вертикали власти «федерация – регион – город или район». Вторая причина – недостаточная финансовая база местного самоуправления. Поэтому федеральные и региональные власти должны взять курс на укрепление местного самоуправления, предоставление ему подлинной самостоятельности, в первую очередь финансовой, и формирование механизмов активного вовлечения жителей в решение вопросов местного значения.

Механизмом повышения гражданской активности населения в рамках работы органов местного самоуправления может стать реализуемый в Кировской области проект по поддержке местных инициатив. В его рамках объявляется грантовый конкурс для поселений на решение конкретных вопросов местного значения. Для участия должен быть проведен сход граждан по определению ключевой проблемы, для решения которой может быть использован грант области и формы соучастия. В итоге жители видят конкретный результат своих усилий, начинают рассматривать местное самоуправление именно как институт, в рамках которого они могут обсудить и, что самое главное, решить важные для всех задачи.

3. Самообложение

Самообложение – вполне конкретный механизм, реализуемый как раз на муниципальном уровне. Суть его в том, что жители сами добровольно на референдуме или сходе принимают решение о введении разовых платежей на решение конкретной местной проблемы. Но важно не только то, что таким образом собираются дополнительные средства для бюджетов поселений. Люди начинают видеть прямую связь между своими платежами и условиями жизни. Отдав свои деньги, они начинают реально спрашивать с власти за их расходование. И местная власть вынуждена по-новому строить свою работу, публично отчитываться о выполнении работ, публиковать информацию в местной газете и т. д. То есть в результате самообложения мы можем говорить о повышении гражданской активности, о реальных попытках общества контролировать работу властей.

4. Товарищества собственников жилья (ТСЖ)

Институт ТСЖ как минимум так же эффективно, как и приватизация квартир, формирует у граждан чувство собственности со всеми вытекающими правами и обязанностями. ТСЖ позволяет в случае эффективного управления добиться качественного улучшения условий своего проживания. Работа в рамках ТСЖ учит и совместным действиям, умению взаимодействовать в рамках коллектива с учетом интересов и мнений всех жителей.

Государственная программа реформирования ЖКХ и деятельность ГК «Фонд содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства» носили и носят абсолютно правильный идеологический характер. Но деятельность фонда ограничена временными рамками. Считаю необходимым федеральным и региональным органам власти продолжить работу в рамках его идеологии через формирование региональных фондов и новых программ софинансирования с участием регионального и муниципальных бюджетов.

5. Негосударственное пенсионное обеспечение (НПО)

НПО – один из классических примеров, подтверждающих всем известную мысль: каждый сам кузнец своего счастья. Вложение денег в свою пенсию свидетельствует о том, что человек чувствует ответственность за свое будущее. Он не надеется в полном объеме на государство, а сам, сокращая текущий уровень расходов, формирует размер своих будущих доходов.

Уровень распространения этого механизма в России и западных странах несопоставим. На мой взгляд, повысить уровень вовлеченности граждан в программы НПО может увеличение материального стимулирования, например, за счет средств региональных бюджетов. В некоторых регионах программы государственного софинансирования пенсий расширяются с формата «12 + 12» до «12 + 12 + 12». И это правильная практика.

6. Добровольное страхование

Так же, как и негосударственное пенсионное обеспечение, различные виды добровольного страхования формируют у человека чувство ответственности за свою судьбу. Страхование рисков является и абсолютно меркантильным интересом гражданина, поскольку гарантирует минимизацию потерь в случае непредвиденных обстоятельств.

В США и странах Евросоюза государство не занимается восстановлением домов после стихийных бедствий. В подавляющем большинстве случаев имущество застраховано, и его потеря является, безусловно, проблемой, но не трагедией всей жизни. У нас же в случае пожаров, наводнений и т. д. люди надеются только на государство, которое поможет, поддержит и все компенсирует. В условиях сегодняшнего уровня распространенности страховых продуктов в России, наверное, правильно, что государство занимается, например, бесплатным восстановлением жилья, сгоревшего в результате лесных пожаров. Но стратегически необходимо мотивировать наших сограждан на участие в различных программах добровольного страхования.

7. Развитие процедуры общественных слушаний

Этот механизм законодательно прописан для ряда ситуаций, и уже в определенных случаях слушания действительно становятся площадкой столкновения мнений и реального, а не номинального общественного обсуждения. Вспомним, например, резонанс от слушаний в Екатеринбурге по изменению устава города. Регулярно на уровне муниципалитетов сталкиваются лбами различные позиции и интересы по правилам застройки. Собственно, когда интерес общества есть – оно в общественных слушаниях участвует. Поэтому необходим курс на развитие этого механизма. Можно говорить о дальнейшей институализации этой процедуры через расширение случаев ее применения, формализацию порядка учета решений слушаний, через, возможно, их закрепление на площадке региональных общественных палат и т. д.

В заключение повторюсь: список из семи шагов не исчерпывающий. Эту статью и мой доклад можно рассматривать в качестве приглашения к диалогу как в широком контексте – вообще обсуждения путей и способов модернизации российского общества, так и в узком – поиске новых шагов. Шагов, направленных на формирование новых ценностных установок у наших граждан, переосмысление своей роли во взаимоотношениях власти и общества. А это, на мой взгляд, самое главное, что необходимо сделать для модернизации общества. От прогресса и успеха в решении этой задачи зависит судьба всего модернизационного проекта, а значит, будущее нашей страны.

Данная статья является подготовленной для газеты «Ведомости» краткой версией одноименного доклада

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать