Ксенофобия разлита в воздухе

Больше всего меня поразили даже не события на Манежной и других площадях - к этому все шло, этого следовало ожидать - а реакция моих знакомых, людей, которых я по старинке отношу к разряду интеллигентных. Бить кавказцев нехорошо, говорят они. Но лучше бы их не было в Москве. В таком количестве, добавляют они либерально. Вариации того же мотива звучат во многих разговорах, и в некоторых как бы аналитических статьях, и в десятках блогов: они сами виноваты, они не хотят воспринимать культуру коренного населения, они слишком хамят, слишком активно и открыто коррумпируют правоохранителей, они пристают к нашим девушкам, они сами ходят с ножами и нападают на наших парней, они завышают цены на рынках, они танцуют лезгинки на наших площадях...

Удерживаю себя, чтобы не бросить в ответ - а вы не танцуете на столах в пьяном угаре? не хамите? не пристаете к девушкам? не спекулируете? Вести дискуссию в таком тоне бессмысленно. И я просто тихо спрашиваю: кого предлагаете выселять? Всех? И Фазиля Искандера тоже? И Марлена Хуциева? И Юлия Кима? И Параджанова надо было бы? Нет, отвечают, ну это гении, не надо обобщать. Хорошо, тогда как будем разделять, как проводить дефиницию? По возрастным категориям? Заслуженных стариков оставить, а выселять молодых? Как выселили из Москвы 18-летнего Исаака Левитана по царскому указу, запрещавшему евреям жить в "исконной русской столице"? Левитана, на выставку которого сегодня ломится вся Москва!

Нало улучшать миграционную политику, возражают мне. О чем вы говорите? Миграционная политика проводится по отношению к иностранцам. А это в основном граждане России. Они имеет право перемещаться по стране и жить, где хотят. Более того, все идет к отмене прописки, а в перспективе и внутренних паспортов. Или мы хотим сами быть людьми мира и свободно колесить по европам и азиям, а кого-то в передвижении ограничить?

Но почему они все едут в наши города, не унимаются интеллигентные ксенофобы. А потому, отвечаю, что мы сами этого захотели. Мы некогда захотели жить в одной стране с народами Поволжья, Кавказа, Азии. А недавно, когда один из кавказских народов попытался отделиться, мы пролили много крови, чтобы этого не допустить. Мы захотели, чтобы языком общения этих народов стал русским. Чего же удивляться, что люди, говорящие и думающие по-русски, едут в Москву, Петербург и Самару - а не, скажем, в Стамбул, Варшаву и Бухарест? Хотя и туда тоже, конечно, едут, но в меньшем количестве. И если мы не смогли добиться того, чтобы достойная работа была у всех жителей национальных республик - стоит ли удивляться, что едут зарабатывать в большие города центральной России, туда, где работа есть? Или мы хотим, чтобы наши сограждане умирали с голоду? Или хотим, чтобы все они жили иждивенцами на пособие, как живут, например, в черных гетто американских городов?

А если приезжие устраиваются в Москве, значит работа здесь есть. И не надо врать, что лишаются работы "коренные" - в Москве очень низкая безработица. И если приезжие учатся в московских вузах, значит там есть вакансии. И разве это плохо, если люди из глубинки получают высшее образование в столице? Разве не для того, чтобы была такая возможность, придумали реформу высшего образования и переход на ЕГЭ? Разве хорошее образование - не ключ к избавлению от агрессии и ксенофобии?

Если говорить шире, то русский суперэтнос некогда взял на себя миссию цивилизатора - пришел в Азию и на Кавказ не с целью превратить их в колонию, а с целью (со сверхзадачей) вывести местное население на новый культурный уровень. И если это не везде и не совсем удалось - то это вина и ответственность цивилизатора. Не хочу писать "мы" и "они", это неправда, но сформулирую так для простоты: они к нам идут, потому что мы сперва пришли к ним. Ты в ответе за того, кого приручил.

Студенты "оттуда" поступают и учатся за взятки, возражают мне. Ответ прост: это не проблема студентов, а проблема вузовского руководства, системы образования. Ребята "оттуда" подкупают ментов, чтобы не сажали, настаивают мои оппоненты. Ответ элементарен: это не проблема "ребят", а проблема милиции, правоохранительной системы. Представьте: медики, допустим, не справляются с какой-то инфекционной болезнью, и мы начинаем выселять из столицы всех больных, вместо того, чтобы уволить этих шарлатанов в белых халатах, нанять нормальных врачей и организовать подобающее лечение. Не то же ли и с милицией? Не приезжих надо изолировать от коренных, а все общество - поберечь от таких милиционеров. Власти, кажется, это уже поняли.

Я говорю банальности, но они вдруг, отчего-то стали не очевидными. И вот эта неочевидность простых этических норм в начале 21-го века - поражает. Ксенофобия разлита в обществе. 13-летние потому выходят на площадь бить "черных", что их 40-летние мамаши и папаши в массе своей думают: лучше бы "черных" здесь не было.

И мне становится не по себе: не это ли то самое путинское большинство, то большинство, которое в четверг пообещал защищать и отстаивать Путин? Который тоже, кстати, вряд ли случайно подчеркнул, что наибольший вклад в разгром фашистов внесло население РСФСР. Он что - высчитывал пропорции? Он знает, какой процент казахов, какой процент белоруссов, какой процент грузин воевал и погиб на фронтах? И разве тогда не было всеобщего призыва? Победили все-таки "наши деды", твердят мне. А куда вы денете Кантарию, водружавшего флаг над Рейстагом?

И это говорят люди, учившиеся в советских школах. Наряжавшиеся на школьные праздники в костюмы народов СССР. Иногда думаешь, что если и было что-то хорошее в Союзе - то воспитание - даже не толерантности, а доброжелательности и живого интереса к иным культурам сограждан. Это было так естественно, что вся страна пела песни Бабаджаняна ("Эти слова о тебе, Москва..."), любовалась Кикабидзе, Магомаевым, Вески и Вайкуле, болела за сборную, где в воротах стоял лучший вратарь мира Ренат Дассаев, а чужие ворота терзал дважды признанный лучшим футболистом Советского Союза Рамаз Шенгелия. Они не были чужими, другими, приезжими. Они были нашими, своими, любимыми.

Можно ли вернуть это чувство? Как воспитывать толерантность, и можно ли ее вообще воспитывать? Или надо вести речь о создании новой объединяющей внерелигиозной идеологии, исчезнувшей вместе с распадом империи? Не знаю. Знаю только, что если зрелая часть населения не опомнится, не посмотрит на мир, в котором живет, по-взрослому, вряд ли стоит ждать, что подростки перестанут выходить на улицу с целью бить и резать иногородних.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать