Итоги года для глобальной экономики

NoFreeLunch

Страны периферии Европы сейчас пожинают плоды быстрого роста за счет заимствований в предкризисные годы. США и Япония, как считается, на очереди, но это страны с резервной валютой, так может быть для них все еще обойдется? Или резко ухудшающаяся демография добьет и их? Во всяком случае, процентные ставки по казначейским облигациям в конце года начали расти, несмотря на количественное ослабление. И, как утверждает МакКинзи, это перманентный процесс, связанный с ростом глобального спроса на инвестиции за счет ускоренного роста развивающихся стран и снижением предложения сбережений из-за многочисленных демографических проблем. Впрочем, у происходящих событий есть и положительный момент. «Все что нас не убивает, делает нас сильнее» - в данном случае эта фраза относится к Еврозоне. Действительно, если она не разрушится, то станет сильнее за счет повышения качества управления, как отдельными странами, так и союзом стран в целом, в том числе за счет создания новых механизмов взаимной поддержки в кризис и улучшения контроля за соблюдением макроэкономической дисциплины.

Decoupling – это не миф

Изначально под decoupling понималась возможность развивающихся стран противостоять кризису в развитых странах и активно развиваться, тем самым поддерживая рост и в развитом мире. Кризис доверия, разразившийся после банкротства Lehman Brothers, казалось, уничтожил эту теорию. Однако, чем дальше, тем все более очевидна ее правота: в развитых странах (кроме, может быть, Германии и Голландии) идет затяжная стагнация, а развивающиеся страны растут в соответствии со своим долгосрочным потенциалом, тем самым создавая основы для развитых, включая те самые Германию и Голландию. Более того, ускорилось развитие финансовых рынков развивающегося мира. Ведущей мировой площадкой становится Гонконг – в этом году объем проведенных IPO на этом рынке составил $52,3 млрд, тогда как в Нью-Йорке - только $42 млрд. В самом Китае объем IPO на всех биржах почти достиг $67 млрд. А юань быстро завоевывает позиции мировой валюты: в этом году были разрешены торговые транзакции в юанях, и их объем тут же вырос до $340 млрд. Быстро растет и только недавно появившийся рынок облигаций, номинированных в юанях. Финансовые рынки развитых стран либо пытаются переварить плохие долги, накопленные в предыдущие годы, либо готовятся к ужесточению регулирования. Первоначальная повестка финансовой реформы G20 выглядела взвешенным набором правильных принципов, но на практике она пока вылилась лишь в ужесточение нормативов капитала.

Договариваться сложно, если интересы не совпадают

Это урок для G20, эффективность которой резко снизилась после окончания острой фазы кризиса. Осенью 2008 г. - весной 2009 г. все страны были в одной лодке, поэтому решения принимались и реализовывались быстро и достаточно скоординировано. Но как только началось неравномерное восстановление, противоречия между странами вновь вылезли на поверхность. Особенно хорошо это видно в случае с балансировкой глобальных дисбалансов – все ждут более решительных шагов с другой стороны, и не готовы предпринимать встречные меры. Америка ждет, что Китай ревальвирует юань, Китай ждет, что США перестанет использовать монетарное стимулирование и стабилизирует бюджет и т.д. Торговый протекционизм, есть надежда, на этой основе не вспыхнет, а вот рост протекционизма на рынках капитала уже налицо.

Политикой нельзя пренебрегать

Это урок для Барака Обамы, который явно упустил инициативу. В результате на промежуточных выборах победили республиканцы под лозунгами TeaParty (так назывались бостонские события, в конце 18 века послужившие поводом к войне за независимость. Тогда американские революционеры потопили английский чай, который облагался повышенным налогом). Впрочем, многие экономисты считают, что у Обамы в любом случае больше нет шансов: при таком уровне безработицы переизбраться на второй срок не удавалось еще ни одному президенту.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать