Мнения
Бесплатный
Валерий Панюшкин

Памяти Веры Миллионщиковой

Умерла Вера Васильевна Миллионщикова, главный врач Первого Москвосковскогг хосписа, доктор, которая всю жизнь облегчала страдания тяжело больным и умирающим людям. И умела делать это как никто другой.

Еще давным-давно, еще когда не было в России никаких хосписов, Вера Васильевна после работы в институте Радиологии шла по безнадежным своим пациентам, которых выписали домой умирать, и помогала каждому в меру сил: умерить боль, обработать пролежни, переложить обездвиженного поудобнее, просто посидеть рядом и сказать больному человеку слова утешения.

Никто не умел говорить умирающим таких, как Вера Васильевна, утешительных слов. В ответ на слова пациента о том, что умирать дескать, страшно, доктор соглашалась: «Страшно, миленький, а мне как страшно!» И по неизвестной причине в ее устах слова эти звучали утешительнее, чем звучат слова «смерти нет» в устах религиозного фанатика.

Как никто другой, Вера Васильевна умела обратить внимание умирающего пациента на то, что до самого мига смерти всё, что с ним происходит – это жизнь. Суп вкусный, цветы красивые, дети забавные, боль унялась…

Эти свои гуманистические и врачебные принципы Вера Васильевна воплотила в Первом Московском хосписе, задав чрезвычайно высокие стандарты для всего в России хосписного движения и превратив дом умирающих в именно что дом, где даже детям, пришедшим навестить больных родственников, нравится валяться в мягких креслах и глазеть на аквариумных рыбок.

Вера Васильевна не раз говорила, что хотела бы умереть именно от рака, потому что эта болезнь, как правило, дает человеку достаточно времени, чтобы довершить на земле недовершенные свои дела и осознать в полной мере свое расставание с близкими. Родственники, друзья и коллеги Веры Васильевны воспринимали эти слова как священное чудачество выдающегося врача, возражая, что пусть, дескать, лучше оторвется тромб, и смерть будет мгновенной.

Судьбе было угодно предоставить Вере Васильевне Миллионщиковой и то и это – и осознанную смерть, и быструю. Она долго и тяжело болела. Она лежала даже в палате собственного хосписа, чтобы несколько месяцев спустя переехать снова в рабочий свой кабинет, и работать, демонстрируя растерянным нам, какова бывает стойкость. А умерла от обширной тромбоэмболии, дома, в окружении семьи, до последних своих часов сохраняя ясность ума и присутствие духа.

Про смерть Вера Васильевна говорила: тем она и страшна, что мы не знаем, что там, по другую ее сторону.

Теперь Вера Васильевна знает.

 

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать