Статья опубликована в № 2760 от 22.12.2010 под заголовком: Украина: итоги года: Восточноевропейский сценарий

Итоги года в Украине

Завершающийся год был для Украины судьбоносным. После бурно-бессмысленной пятилетки президентства Виктора Ющенко 2010 год был полон событий, радикально изменивших и форму, и содержание украинской политики. На протяжении года команда Фонда качественной политики вела постоянный анализ событий (event analysis) общественной и политической жизни Украины. Посмотрим на результаты.

Консолидация власти

Политический 2010 год начался со смены президента и правящей политической силы. Консолидация власти вокруг президента Виктора Януковича и финансово-политических групп, которые входят в Партию регионов и союзные политические силы, обернулась усилением исполнительной власти и одновременно укреплением контроля исполнительной ветви власти над парламентом и судами. В отличие от своего предшественника действующий президент и его администрация сумели провести конституционную реформу, оформив свое полновластие юридически неординарным образом.

Измененная в 2004 г. на основе компромисса оранжевых и бело-синих конституция при Януковиче решением Конституционного суда была возвращена в свое докомпромиссное состояние. Тем самым в один момент все правительственные решения и законы, принятые с 1 января 2006 г., стали антиконституционными. Правительство и Верховная рада по кусочку возвращают политической системе конституционность, но процесс и сейчас еще не завершен. Восстановленная конституция 1996 г. быстро вернула страну к кучмовской политической системе, при которой президент стал ключевой фигурой в поддержке баланса сил между финансово-политическими группами. Это позволило вернуть исполнительной власти утерянную было силу. Силу, но не эффективность.

Исполнительная власть оформила свою монополию при помощи и малой судебно-административной реформы, и нового (лучше сказать, давно забытого старого) регламента Верховной рады. Украинская судебная система потеряла еще несколько кубических миллиметров и без того скудного пространства независимости. Нынешний украинский парламент вернулся к старым практикам управления парламентскими процессами. В частности, это уменьшило роль партий и повысило роль отдельных депутатов, открыло депутатов для большего давления извне, увеличило коррупционную ситуацию в парламенте. Верховная рада снова стала придатком исполнительной власти.

Усиление одной ветви власти и параллельное установление полного контроля над ней со стороны групп, которые входят в Партию регионов, также усилило использование государственных органов в борьбе с оппозицией. Политизированная еще при Викторе Ющенко служба безопасности активно используется в политической борьбе. Также власть серьезно уменьшила поддержку оппозиции со стороны бизнеса. Конечно же, оранжевые силы подавали достаточно примеров такого же стиля борьбы с регионалами в 2005–2006 гг. Но современная ситуация отличается системностью мер и беззащитностью оппозиционеров, гарантом минимальных прав которых выступает разве что Запад.

В ответ на системность давления власти оппозиционные партии и группы не смогли объединить усилия. Местные выборы 2010 г. были примером взаимного уничтожения оппозиционных сил. На этом фоне стали усиливаться радикальные настроения – как среди избирателей, так в рядах избранников. Председателями областных, районных и городских советов на Западной Украине стали представители националистов. Виртуальность политики времен Ющенко лишила сегодняшних оппозиционеров тех навыков и инстинктов, которые бы позволили им стать во главе быстро растущего движения недовольных предпринимателей. Оппозиция оказалась неэффективной и в борьбе с правящей партией, и в возвращении себе гражданского доверия. На этом фоне Партии регионов и ее союзникам удалось создать серьезную сеть своего присутствия на трех четвертях земель Украины, сделав страну партийно управляемой при сохранении вертикали власти от центра до района.

Следует отдать должное президенту Януковичу в том, что впервые за продолжительное время в нашей стране возобновился процесс развития государственных институтов. Но эволюция и усиление касались лишь тех институтов, которые имеют мало отношения к правам и интересам граждан. Сильнее стал президентский институт, усилилась налоговая администрация. Слабее стал контроль над действиями правоохранителей, ослабился парламент, суды стали более зависимыми, а СМИ – подконтрольными. Да, Украина отошла от пропасти членства в клубе failed states. Однако развитие уводит Украину от пути экономического процветания, демократии и политического плюрализма.

В этом году Украина по уровню благосостояния граждан находится на предпоследнем месте среди 40 европейских государств. Украина достигла сомнительной чести быть лидером по объемам финансовой помощи среди стран Центральной и Восточной Европы: с осени 2008 г. Украина договорилась о привлечении кредитов на $32,5 млрд (в том числе от МВФ – на $25,7 млрд, от Всемирного банка – на $3,4 млрд, от ЕС – на $1,3 млрд, от других организаций – на $2,1 млрд). И хотя эти показатели являются следствием политики времен Ющенко, нет никаких оснований верить, что действия правительства 2010 г. изменили ситуацию. Украинская экономика и распределение благ в обществе свидетельствуют о необходимости структурных реформ, которые были обещаны президентом Януковичем, но так и не были начаты в 2010 г.

Сужение гражданских свобод

На фоне монополизации власти произошло значительное сужение гражданских свобод на Украине. Первыми под удар попали украинские массмедиа. Где силой неофициальной цензуры, где при помощи влияния на собственников СМИ, а где и подкупом журналистов действующей администрации удалось установить контроль над информационным пространством. Неинституализированная в оранжевый период свобода слова была быстро свернута. В рейтинге свободы слова «Репортеров без границ» в 2010 г. Украина опустилась на 42 позиции и заняла 131-е место.

Негативное развитие происходит и в сфере защиты прав граждан. Некоторые законодательные инициативы, начатые еще во времена президентства Ющенко, в частности проект закона «О доступе к публичной информации» и пакет антикоррупционных законов (введение в действие которого трижды откладывалось за последние полтора года), могли существенно усилить эффективность и подотчетность исполнительной власти без риска ограничения гражданских свобод. Но в 2010 г., несмотря на общественный запрос и давление со стороны европейских структур, ни один из законов так и не вступил в силу.

Возобновилось забытое на пять лет давление на правозащитные организации. В этом году все чаще мы были свидетелями акций правоохранительных органов против правозащитников и независимых гражданских организаций.

Таким образом, я имею все основания утверждать, что в 2010 г. мы, граждане Украины, каждый месяц постепенно теряли свои права и свободы, а институты, которые могли противостоять этому процессу, были значительно ослаблены.

Внешняя политика

Сверхинтенсивный диалог президентов и правительств Украины и России так и не привел к взаимовыгодным торговым и политическим связям. Главные проблемы (принципы сотрудничества в энергетическом секторе, рамки регионального взаимодействия, границы) остались без решения. Ключевые стратегические задания внешней политики Украины на Западе – заключение договора о зоне свободной торговли, об ассоциации с ЕС и о безвизовом режиме со странами – членами ЕС – не были выполнены.

Следует отдать должное администрации Януковича, которая во втором полугодии 2010 г. усилила диалог с лидерами ЕС и США. Но сбалансировать внешнюю политику пока не удалось. В этом году Украина снова проявила себя объектом международных отношений. Со стороны Москвы и Брюсселя усилилась лексика неприятия многовекторности Украины: внешнеполитические партнеры усилили на нас давление в связи с выбором между вступлением в зону свободной торговли с ЕС и присоединением к Таможенному союзу России, Белоруссии и Казахстана. Неосторожные шаги первого полугодия значительно ослабили международные позиции Украины.

В целом за последний год заметно снизился институциональный потенциал демократического развития Украины, связанный с перераспределением полномочий и влиятельности ветвей власти. С этих пор Восточная Европа, за исключением Молдавии, состоит из стагнирующих политических режимов, где существенно ограничены гражданские права и свободы. Оранжевая революция была вызовом постсоветским тенденциям и трендам, отказом в покорности, брошенным в лицо восточноевропейской судьбе. Однако судьба посмеялась над нами в этом году. В 2010 г. восточноевропейские страны окончательно заявили о себе как о регионе многообразия несвобод: от белорусской жесткой диктатуры до российского лениво-виртуального авторитаризма и украинской олигархии.

Полный текст статьи опубликован в журнале «Критика», Киев

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать