Жестокость от страха


У нашей страны была непростая история в последние 100 лет, а нашей современной традиции нормального обсуждения политических событий всего 20 лет. Из-за этого у нас размыто понятие нормальности, и мы, бывает, замедленно распознаем признаки болезни.

Завершившееся в прошлую субботу, 15 января, двухнедельное пребывание одного из лидеров оппозиции, Бориса Немцова, в тюрьме – отклонение от нормы. Не потому, что Немцов в прошлом одно из высших должностных лиц российского государства (в последний раз бывшие чиновники такого уровня оказывались в тюрьме после участия в вооруженной борьбе за власть). Это вообще ненормально, что кто-то находится в заключении по политическим мотивам. Это признак дисфункции политической системы. У легитимных руководителей не может быть стимулов сажать политического оппонента в тюрьму – в том и состоит легитимность, что слушаются их, а не оппонентов. Если оппозиционер находится в тюрьме, значит, у тех, кто его туда посадил, проблемы с легитимностью.

Тем, кому пример Немцова кажется изолированным, стоит обратить внимание на происходящее в Белоруссии, где как будто специально для нашего просвещения режим проходит новые стадии развития. В результате декабрьских арестов в стране сотни политических заключенных. То, что «проигравшие» кандидаты находятся в тюрьме, – четкий сигнал: результаты выборов сфальсифицированы, и власть Лукашенко держится только на том, что ему подчиняются де-факто милиция и спецслужбы (де-юре они должны подчиняться не ему, а тому, кто был бы избран на демократических выборах). Тот факт, что режим Лукашенко, судя по происходящему, утратил легитимность, не означает, что его власть закончится скоро. Это может случиться через пять, а то и через десять лет, но конец отлично известен. Из диктаторов второй половины ХХ в. очень немногие спокойно умерли в своей постели. Большинство закончило свои дни либо под арестом, либо в изгнании (пара десятков были убиты). Каждый арест оппозиционера, каждая жестокость лишь усложняет возможность мирного ухода от власти.

Подтверждая гипотезу о внутреннем ощущении «начала конца» в окружении Лукашенко, некоторые действия белорусских властей, например массовое отчисление студентов – участников демонстраций из вузов, выглядят совершенно истерическими. (У меня недостаточно информации, чтобы интерпретировать арест высокопоставленного генерала – главы белорусских ВВС и ПВО; такие аресты типичны для диктаторских режимов.) Они отчисляют в том числе и лучших студентов, «сливки нации». Лукашенко мало, что он уже десять лет выдавливает за рубеж большую часть талантливой и активной молодежи. (По примеру Кастро белорусский режим держится в значительной степени на том, что «выход открыт».) Последствия такой политики разрушительны для страны, но власть такая штука, что за нее можно отдать куда больше, чем «сливки нации»...