Цены на нефть и экономический рост в России

Зависимость экономики России от нефтяных цен и конъюнктуры мирового сырьевого рынка – общеизвестный факт. Высокие цены – экономики идет в гору, низкие цены – жди кризиса. Так было на протяжении более 10 лет, с 1997 по 2009 годы.

В конце 2010 – начале 2011 года нефтяные цены практически вернулись на докризисный уровень – 100 долларов за баррель. Однако быстрого роста и уверенности в будущем нет. Более того, и независимые аналитики, и правительственные чиновники предупреждают о том, что рост будет только замедляться. Означает ли это, что российская экономика стала менее чувствительной к мировой конъюнктуре?

На самом деле, слабый экономический рост российской экономики в настоящее время означает, что, к сожалению, в конце 2010 года экономика нашей страны еще более зависит от цен на нефть, чем в начале 2008 года. Разберем этот тезис подробнее.

Начнем с того, что экономический рост – это, в сущности, результат суммарных решений тысяч экономических агентов, а решения отдельных агентов – это результат из ожиданий относительно соотношения текущего спроса и спроса на продукцию в будущем. Соответственно, если в 2005-2008 годах у всех экономических агентов (не только у нас в стране) были ожидания бесконечного расширения спроса, роста потребления и благосостояния населения. Поэтому в докризисный период росли все отрасли экономики, а не только нефтегазовый сектор. Более того, в силу технологический причин (истощение традиционных месторождений и отсутствие ввода новых) нефтегазовый сектор показывал одни из самых низких темпов роста.

Другое дело, что благодаря крайне высоким ценам на нефть и металлы весь рост внутреннего спроса финансировался за счет экспортных сырьевых доходов, но только за счет увеличения физического выпуска сырьевых товаров добиться темпов роста экономики в 6-7% в год не удалось бы.

Таким образом, в период, предшествующий кризису 2008-2009 годов, экономика России безусловно зависела от цен на нефть, но, в первую очередь, как от источника финансовых ресурсов, а не лидера экономического роста. В лидерах же шли отрасли потребительского сектора, машиностроения (как ни странно!) и услуг.

Сейчас ресурсы, которые дает нефтегазовый экспорт, практически идентичны – объем экспорта из РФ в долларах США в 2010 году составил около 398 млрд. долларов, что примерно на 13% выше, чем в 2007 году, и является вторым в истории современной России показателем, уступая только 2008 году. Однако в настоящее время у экономических агентов как в России, так и за рубежом нет уверенности в окончании кризиса, в том, что экономика возвращается на траекторию устойчивого роста, что благосостояние населения и спрос будут расти – нет, а, следовательно, нет и реального роста экономики в настоящий момент. Экспортный сектор, экспорт сырья, превратились не только в источник средств, но и в локомотив российской экономики. Однако этот локомотив слишком слаб, чтобы обеспечить темпы роста выше 3-3,5% в год.

Что это означает? То что по итогам кризиса зависимость экономики России от цен на нефть только усилилась, и без формирования позитивных ожиданий экономических агентов относительно будущего российской и мировой экономики мы обречены на низкие темпы роста в ближайшие годы. Заметим, что само по себе формирование инновационного кластера в России, появление инновационных элементов в экономике России не является гарантом для ускорения темпов роста и снижения зависимости от «нефтяной иглы». Можно потратить экспортные доходы на реализацию инновационных проектов, но отдача от них (в том числе в виде темпов экономического роста) будет только тогда, когда ожидания изменяться в благоприятную сторону.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать