Алексей Навальный: в конце пути освободится триллион рублей

На первых этапах борьбы с коррупцией можно сэкономить 400 млрд руб.
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание
Д.Гришкин

Со среды начался сбор средств на антикоррупционный проект Алексея Навального «Роспил», суть которого состоит в организации работы по выявлению фактов коррупции во время госзакупок и возбуждения уголовных дел против причастных к ним. Тактические приемы позиционной борьбы описаны как в блоге Навального, так и повсеместно в сети. А каков стратегический итог планируемой борьбы, будут ли ощутимы на деле результаты судебных процессов над коррупционерами?

Алексей Навальный, создатель антикоррупционного проекта «Роспил»:

Дмитрий Медведев говорил на всю страну, что 1 трлн руб. воруют ежегодно. Я считаю, что в результате определенных совершенно практических усилий, которые мы делаем и их завтра может сделать кто угодно и обязан делать Медведев, может высвободиться достаточно большое количество бюджетных средств — в результате ликвидации коррупции и повышения эффективности госзакупок (которые сейчас коррумпированы на 99%). Это будет не триллион в целом, мы не утописты и не наивные люди — маловероятно ликвидировать коррупцию на 100% в нашей стране сейчас, но речь о сотнях миллиардах рублей.

Вполне реалистичные меры, которые можно принять, сэкономят не меньше 400 млрд руб. на первом этапе. Это не моя оценка, а оценка антимонопольной службы, того же контрольного управления при президенте. Здесь нет линейной зависимости, что начали бороться с коррупцией, и тут же триллион появился, но миллиарды появятся. И где-то в конце долгой дороги появился этот триллион.

Куда пойдут эти деньги? Я думаю, есть много областей, нуждающихся в увеличении финансирования. Лично моя точки зрения — но она не имеет отношения к проекту «Роспил» - в том, что высвободившиеся деньги стоит прежде всего потратить на латание дырок в Пенсионном фонде. Повышение страховых взносов, произошедшее с нового года, совершенно убийственно для экономики. Было бы более правильно, с моей точки зрения, если бы эти дырки затыкались акцизом на табак, акцизом на алкоголь и эффективностью госрасходов. Но опять же, подчеркну, это мои личные макроэкономические предпочтения, я не сумасшедший, чтобы говорить, что «Роспил» сделан для того, чтобы снизить налоги.

Какой бы проект я ни начинал, все говорят, что я это делаю, чтобы попиариться. Но мы уже на сегодня начиная с ноября прошлого года отменили конкурсов на 264 млн руб., при том что это пока была хаотическая общественная деятельность, толком по-серьезному мы этим еще не занимались, еще ни копейки не потратили. Это были конкретные конкурсы, которыми мы начинали заниматься и или отменяли их решением ФАС, или чаще всего, когда мы начинали скандалить и писать по этому поводу, само ведомство их отменяло, потому что они понимали, что в ФАС у них нет перспектив.

В целом, конкурсы делятся на две части. Первые — это то, что не нужно вообще. Например, социальная сеть работников Минздрава, то что мы отменили самым первым. Это вообще бред, пусть фейсбуком пользуются. И такого бреда много. Вторые — это необходимые конкурсы, но которые проводятся по коррумпированной схеме, например, конкурс на покупку оборудования или на создание какого-нибудь вебсайта или системы мониторинга на сколько-то миллионов долларов. Им, может быть, и правда нужна система мониторинга или сайт, но за скромные $50 000, за 1 млн руб., за 2 млн. руб., но не за десятки миллионов. Соответственно, наша цель состоит в том, чтобы самые бессмысленные конкурсы были отменены, а осмысленные, но явно коррумпированные - отменены, а затем выставлены заново уже на конкурентных условиях и с адекватными ценами.

Думаю, что в большинстве отраслей российской экономики рынок уже достаточно гибкий и, когда появятся новые правила игры — на конкурентных основаниях, — участники рынка смогут работать на этих условиях. Посмотрите, та же IT-сфера, которой, так получилось, мы изначально много занимались. Здесь конкуренция огромная, тысячи компаний существуют, которые могут эти сайты клепать. Или, например, какая-нибудь закупка угля или мазута для департамента здравоохранения Рязанской области. Она реально может быть проведена на нормальных конкурентных началах, почему кто-то думает, что это невозможно? Даже закупка какого-то дорогостоящего сложного оборудования может происходить на абсолютно конкурентной основе, и участники рынка в целом готовы к этому.

Так что вполне возможно, что увеличение прозрачности госзакупок вызовет частичные изменения в структуре рынка. Сейчас в любой отрасли, в любой сфере, при каждом министерстве, при каждом крупном госзаказчике есть целый сонм компаний, вся эксклюзивность которых заключается в том, что они умеют договариваться — они специализируются на эксклюзивных обедах и ужинах министра и больше ни на чем. Он все контролируют, получают все заказы и отдают это на субподряд, такова принятая практика. И вот такие компании, обладатели необоснованного эксклюзива, совершенно очевидно, уйдут. В связи с этим цепочка подрядчиков сократится, не будут накручиваться лишние проценты. И это можно делать уже сейчас: 94-й закон — не самый идеальный закон, но он достаточно передовой, по нему все можно все это сделать.

Если получится ликвидировать коррумпированные конкурсы и откаты, то мы будем жить в прекрасной стране.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more