Мнения
Бесплатный
Михаил Мирный

Интернет-революции уже не в отдельно взятой стране

«А чего Интернета бояться? Он же не кусается», - ответила мне однажды сотрудник Московской мэрии, когда я спросил, не изменилась ли ее работа с развитием Интернета, популярностью живого журнала и особенно блога Навального, который пишет о коррупции во власти?

Видимо, того же мнения придерживались и правители Туниса, Египта, Йемена, Алжира, Иордании и других стран, по которым катится волна протеста с новой, ранее невиданной скоростью – скоростью Интернета.

Тунис и Египет захлебнулись под натиском уличных волнений, тогда как в Иордании, Алжире и Йемене протестующие только начинают выходить на улицы. Аналитики уже несколько месяцев спорят о новом феномене – революции социальных сетей и блогов. Правда ли, что Интернет сыграл такую важную роль в социальных протестах, и можно ли говорить о том, что сеть – «новое оружие пролетариата»?

В интернет-революциях есть много общего. Как в Тунисе, так и в Египте все началось с одного случая несправедливости. В Тунисе у выпускника университета – продавца фруктов - полиция отобрала лоток с товаром. В полном отчаянии он совершил самосожжение в городе Сиди Бузид напротив здания городской администрации. В Египте еще летом полиция избила насмерть молодого бизнесмена Халида Саида из Александрии, что повлекло за собой создание в Facebook страницы против насилия «Мы все Халид Саид» с более чем 350 000 подписчиков.

Обе истории, передаваемые из уст в уста, или, лучше сказать из одного email в другой, мгновенно были растиражированы в каждой из стран. Поскольку аудитория была такой же по социальному составу, какими были и жертвы насилия, – молодые, образованные люди в отчаянии от экономической ситуации в стране – акты насилия вызвали ярость, желание выйти на улицу и призвать власти к ответу.

Именно это и случилось. В Тунисе начались демонстрации, в конечном итоге приведшие к отставке президента и его побегу из страны в январе. Неделю назад он был объявлен в розыск новым министром юстиции Туниса.

В Египте пока неясно, чем и когда закончатся демонстрации, но, очевидно, что размах волнений значительно превысил самые смелые ожидания экспертов. Первые призывы выйти на улицу появились на страницах пользователей Facebook, когда события в Тунисе только начинались. Группы назывались «25 января» - именно в этот день начались массовые митинги. Сегодня, как сказал в интервью Wall Street Journal представитель Facebook, в Египте уже 5 млн пользователей социальной сети, и за последние две недели было создано 32 000 новых групп. С 25 января толпы людей на улицах не уменьшались.

Ошибкой было бы полагать, что роль Интернета сводилась лишь к координации демонстрантов. Да, благодаря Tweeter и Facebook можно быстро собрать тысячи людей на улицах, но не это главное. В так называемых закрытых странах, где средства массовой информации подконтрольны власти, а у большинства нет возможности выехать за пределы страны, Интернет приоткрывает своего рода завесу. Ведь как Тарзан живущий в лесу не знает, что есть люди и города, пока он туда не попадет, так же люди, живущие в таких странах как Тунис, не имеют четкого представления о том, какой может быть жизнь за пределами среды их обитания.

И не статьи политиков в изгнании или репортажи в CNN вывели жителей Туниса и Египта на улицы. Социальные сети, фотографии и видео жестокости полиции, сделанные блоггерами, непрофессиональные репортажи гражданских журналистов и постоянное общение онлайн, – вот движущая сила революций XXI века.

Закрытая культура арабских стран, с подцензурными средствами массовой информации и подогреваемой пропагандой озлобленностью на остальной мир была хорошей и крепкой оболочкой, позволявшей авторитарным режимам десятилетиями существовать. Но Интернет пробил в ней брешь.

Теперь стало труднее скрыть от жителей одной страны то, что соседи живут лучше, что у них ниже уровень безработицы, больше возможностей и больше свободы. А перед тоталитарными государствами теперь стоят новые угрозы. Если можно держать под контролем главных редакторов всех СМИ страны, то контролировать Facebook или Tweeter представляется почти невозможным.

В Египте власть это поняла и на прошлой неделе полностью отключила доступ к Интернету. Но было уже поздно: люди были на улицах, и Facebook для координации был не нужен. Кроме того, уже появились десятки компаний, которые бесплатно распространяют программы, соединяющие компьютеры в одну сеть безо всякого интернета, именно для тех случаев, когда правители перекрывают к нему доступ.

И все же нельзя сказать, что дело только в Интернете. По данным ООН средний возраст жителей Туниса и Египта 21 и 24 года (для сравнения данный показатель в России – 38 лет), а растущая безработица особенно среди молодежи, низкий уровень жизни, жестокость полиции и коррупция – составляют ту самую взрывную смесь, к которой нужно просто поднести фитиль. Интернет лишь поджег спичку.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать