Мнения
Бесплатный
Михаил Троицкий|Самуэль Чарап
Статья опубликована в № 2786 от 07.02.2011 под заголовком: США – Россия: Сделка не нужна

Властвуй, не разделяя

Несмотря на улучшение российско-американских отношений, достигнутое за последние два года, в Москве и Вашингтоне остается распространенным мнение о хрупкости «перезагрузки». В частности, многие российские и американские политики и эксперты уверены, что, как и в советское время, договариваться стороны могут только по вопросам контроля над стратегическими ядерными вооружениями. По мнению этих экспертов, в других областях взаимодействия США и Россию все равно разделяют фундаментальные противоречия, многие из которых связаны с взаимодействием сторон в регионах по соседству с Россией.

Таких скептиков в обеих странах объединяет вера в то, что единственный путь к мирному сосуществованию России и США лежит через «большую сделку» в отношении бывших советских республик. Прототип такой сделки видится в разделении сфер ответственности с последующим соглашением о взаимном невмешательстве в чужую сферу. В свою очередь, американское внешнеполитическое сообщество отвергает само понятие сфер влияния, а критики «перезагрузки» еще и утверждают, что при сохранении такого подхода возобновление острого российско-американского соперничества – это только вопрос времени.

И те и другие скептики заблуждаются. «Большие сделки» между великими державами сегодня действительно невозможны. Это относится не только к американо-российским отношениям, но и, например, к американо-китайским. Кроме того, как показывает история, раздел сфер влияния требовался только тогда, когда противоречия были непримиримы – например, между США и СССР в годы холодной войны.

Во втором же десятилетии XXI в. расхождения между Москвой и Вашингтоном по вопросам постсоветского пространства обусловлены субъективными проблемами взаимного восприятия не меньше, чем объективно-материальными причинами.

Частью проблемы являются стереотипы, которыми в России и США традиционно нагружены их взаимоотношения. Россия усматривает в политике Вашингтона на постсоветском пространстве стремление максимально ограничить свободу рук Москвы, поддерживая политиков, недружественно настроенных к России. Некоторые российские комментаторы даже утверждают, что чем враждебнее высказывается в адрес России тот или иной публичный деятель в соседней стране, тем больше шансов у него рассчитывать на поддержку Вашингтона.

В свою очередь, Соединенным Штатам сложно обсуждать с Россией ситуацию на постсоветском пространстве и тем более договариваться о совместных действиях, поскольку это воспринимается многими в США и за их пределами как возрождение «духа Ялты». Со встречей руководителей СССР, США и Великобритании в Ялте в феврале 1945 г. американцы традиционно ассоциируют договоренности, позволившие этим трем державам после Второй мировой войны решать судьбу малых и средних государств Европы помимо воли последних.

Особенно тревожит американскую общественность воспоминание о том, что в результате ялтинской сделки СССР получил фактический карт-бланш на установление в государствах Восточной Европы репрессивного режима по собственному образцу. И хотя Москва давно не является носителем советской идеологии, от подобных воспоминаний не так просто избавиться. Кроме того, американское политикоформирующее сообщество традиционно симпатизирует малым государствам в случае их конфликта с сильными соседями.

Тем не менее политики, эксперты и широкая общественность зачастую упускают из виду, что сотрудничество Москвы и Вашингтона совсем не обязательно подразумевает навязывание странам – соседям России решений, которые бы расходились с волей народов этих стран. Кроме того, негативная динамика российско-американских отношений вредит малым государствам постсоветского пространства, мешая им развиваться. Хотя жесткая конкуренция между Россией и США дает некоторые возможности игры на противоречиях, она одновременно увеличивает градус напряженности в регионе.

Эпоха Ялты, когда ввиду непримиримых идеологических противоречий договоренности между Москвой и Вашингтоном достигались только за чей-либо счет, давно миновала. Российская политическая трансформация продолжается, и до совершенства демократических институтов еще далеко. Однако причин для фундаментального раскола Европы, характерных для времен холодной войны, давно не существует.

Во многих ситуациях, трактуемых как проявление непреодолимых противоречий между Россией и США, проблема заключается в стиле, а не содержании политики сторон. А изменить стиль не так сложно, тем более что зачастую попытки Москвы диктовать свою волю политическим элитам постсоветских государств наталкиваются на критику и противодействие не только Вашингтона, но и самих этих государств. Последние начинают опасаться России и всеми силами стараются найти противовес влиянию Москвы, что точно не соответствует российским интересам.

Влиятельные российские политики и эксперты полагают, что стремление США доминировать в мире не ослабит ничто, кроме истощения американских ресурсов. Однако риторика и действия администрации Обамы как в отношении России, так и в более широком контексте указывают на понимание Белым домом того факта, что в одиночку и тем более против воли других стран многого достичь не удастся даже сверхдержаве. Угрозы безопасности в современном мире меняются таким образом, что защитить себя от них невозможно не только односторонними действиями, но и опираясь на ограниченные по составу военные блоки. В такой ситуации США, НАТО и Россия обречены на сотрудничество, а не саботаж планов друг друга на постсоветском пространстве.

Готовность Вашингтона к сотрудничеству с Россией, конечно, нельзя идеализировать. В американском внешнеполитическом сообществе слышны голоса и чувствуется рука тех, кто выступает за противодействие любому влиянию России на постсоветском пространстве. По их мнению, Москва не остановится в своем стремлении вытеснить США из соседних с Россией государств, пока не вернется в границы СССР, а если Кремль попробует убедить Белый дом в обратном, обещаниям российского руководства все равно нельзя будет верить. Не исключен и приход в Белый дом политика, вообще не склонного ценить сотрудничество с другими государствами и предпочитающего действовать в одиночку. В этом случае Россию и США ждет период нового охлаждения и признания правоты скептиков, которые всегда занимали безопасную и комфортную позицию отрицания возможности российско-американского сотрудничества.

Пока прагматическая стабильность в российско-американских отношениях на постсоветском пространстве не нарушена, обе стороны могли бы признать отсутствие неразрешимых проблем. Так, Россия стремится распространять свое культурное влияние на соседние государства. Однако вряд ли сильные позиции российской культуры и русского языка в этих странах противоречат интересам США. Выражаемая Россией озабоченность относительно положения русскоязычных меньшинств на постсоветском пространстве не несет в себе угрозу суверенитету государств, где проживают эти меньшинства, если Москва не применяет меры давления на правительства стран-соседей.

С другой стороны, нельзя не обратить внимания на то, что в 2010 г. США признали решение демократически избранных властей Украины законодательно закрепить внеблоковый статус Украины. Осознал Вашингтон и преимущества хорошего климата в российско-украинских отношениях. Соединенные Штаты также поддержали обязательство Грузии не применять силу к Абхазии и Южной Осетии. Несмотря на длительную конкуренцию Москвы и Вашингтона за влияние на республики Центральной Азии, в 2010 г. Россия и США успешно взаимодействовали по стремительно развивавшейся ситуации в Киргизии. В этот период Москва и Вашингтон воздерживались от прямого вмешательства в киргизские дела, а также от действий, которые могли бы стать неприятным сюрпризом друг для друга.

В американской внешнеполитической практике есть примеры взаимодействия США с малыми странами без ущерба для крупных соседей этих стран. Так, Индия и США не ссорятся по поводу американских связей с малым соседом Индии – Шри-Ланкой. Бразилия, далеко не всегда поддерживающая США по целому ряду политических и экономических вопросов, не сильно обеспокоена тесным полицейским и военным сотрудничеством США с Колумбией в деле борьбы с производством и контрабандой наркотиков.

Взгляд на проблемы соседних с Россией регионов с позиций геополитики пока остается популярным в Вашингтоне и Москве, что создает непосредственную угрозу «перезагрузке». И тем не менее факты таковы, что между Россией и США на постсоветском пространстве более нет непреодолимого конфликта, для смягчения которого требовалась бы «большая сделка». Москва и Вашингтон могут поддерживать хорошие отношения со странами постсоветского пространства без ущерба друг для друга и для этих государств.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать