Мнения
Бесплатный
Дмитрий Бадовский
Статья опубликована в № 2787 от 08.02.2011 под заголовком: Передача власти: Еще 307 дней

Тандемократия не пойдет на новый срок

Примерно через неделю после выборов в Государственную думу 4 декабря 2011 г. (быть может, прямо в День Конституции 12 декабря) страна узнает имя президента России с 2012 г. на последующие шесть лет. Точнее, будет объявлен главный кандидат на президентских выборах, но мало у кого есть сомнения, что именно он и победит в ходе голосования 11 марта будущего года.

Столь мучающая ныне всех «персональная» интрига окончательно разрешится, но одновременно случится не менее, а то и более значимое для российской политики событие. Прекратит существование политическая модель тандемократии. Это произойдет, даже если номинально тандем останется и политическая пара Медведев – Путин решит продолжить свою работу во главе страны в нынешней или же зеркальной конструкции распределения должностей президента и премьер-министра. При тандемократии мы прожили почти три года и проживем еще 10 месяцев. Но на «новый срок» эта логика осуществления власти, принятия решений и баланса сил в элите уже не пойдет и не сгодится.

С точки зрения электоральной и массовой политики с тандемократией все по-прежнему довольно сносно (рейтинги высоки, если колеблются, то синхронно). Но вот для элит эта модель из генератора стабильности и предсказуемости постепенно превратилась в источник сложностей. Это логично, потому что система правящего тандема должна была решать соответствующую «проблему-2008» – и ее решила. Но с точки зрения 2012 г. и более отдаленного будущего тандем уже не решение, а затруднение для правящего класса и системы управления.

Сегодня элита находится в ситуации «двойной лояльности» и политической неопределенности относительно перспектив 2012 г., что объективно снижает дееспособность и согласованность работы госаппарата. Чаще стали случаи, когда по тем или иным вопросам между администрацией президента, Белым домом, Госдумой, между различными ведомствами и неформальными группами интересов что-то искрит и работает не как обычно.

Правящему классу хотелось бы большей ясности и однозначности, но для самого тандема ситуация выглядит совсем иначе. Независимо от того, знают ли дуумвиры уже сейчас ответ на вопрос про 2012 г., не знают ли, или знает только один из них, – сохранение большой интриги для всех остальных является важнейшим инструментом совместного контроля Путина и Медведева над ситуацией и сохранения ими политической инициативы. Поэтому неопределенность будет поддерживаться до последнего (в том числе с помощью обмена дуумвирами взаимными заявлениями и сигналами) и элите предстоит еще пожить до конца года в не самых простых и не способствующих ударному модернизационному труду условиях.

В свою очередь, сама насущная необходимость для участников тандема держать интригу до последнего лучше всего показывает, что ровно на следующий день после объявления «решения-2012» тандемократия сохранит лишь номинальное существование и лишь на считанные месяцы. В случае объявления о возвращении в Кремль Владимира Путина реальная конфигурация власти и принятия решений стремительно откатится к моноцентризму образца «до 2008 г.», независимо от того, займет ли Дмитрий Медведев премьерское кресло. Сохранится ли моноцентризм до 2018 г. – другой вопрос, связанный с иными политическими ситуациями и баталиями.

Если же действующий президент получит право переизбрания на новый срок, перетекание к нему большего объема полномочий и преимущественных прав в принятии ключевых решений также станет очевидным довольно быстро. Решение о «втором сроке» будет почти точно означать, что Владимир Путин не планирует возвращаться на президентский пост ни сейчас, ни позднее. Усилению Медведева будет способствовать и более длительный шестилетний срок новых президентских полномочий, а также известный политический закон: когда перед действующим президентом нет впереди задачи личного переизбрания на следующих выборах, его политика становится более внятной и решительной.

Если Путин сохранит пост премьера при переизбрании Медведева, это, конечно, будет создавать некоторую неопределенность для элиты, но уже гораздо меньшую, чем в 2008–2011 гг. Главным же «загадочным» вопросом для правящего класса быстро станет то, кто именно – Медведев или Путин – подготовит и выдвинет кандидатуру следующего президента-преемника в 2018 г. (а значит, будет контролировать и правящую партию). Ответ на этот вопрос будет определенное время неочевиден. Но быстро выяснится, что куда важнее другое – будет ли вообще к российской политике в 2018 г. столь однозначно применим вывод о том, что правящая партия непоколебима, передача власти столь контролируема и ее смена возможна только по модели преемника.

Есть еще одно обстоятельство, которое может сделать обнуление тандемократии после выборов 2012 г. еще более явным и быстрым. Это номинальное исчезновение тандема. Все чаще обсуждается то, что ждет страну в ближайшие годы после выборов. Вполне возможно сокращение как доходов, так, соответственно, и расходов государства, социальных обязательств. Все острее будут вставать вопросы пенсионной, налоговой, бюджетной системы, а значит, и весьма принципиальных реформ в этих сферах. В середине нового десятилетия не исключен новый экономический кризис.

Возможно, что избранному в 2012 г. главе государства придется быть потом «непопулярным президентом» (и, быть может, вместе с премьер-министром). Или же придется переложить ответственность жестких решений на главу правительства (а человек на этом посту должен согласиться на такое). Такой набор соображений и оценок будущего может сыграть далеко не последнюю роль в принятии окончательного решения о схеме власти после выборов 2012 г. И если в вопросе о президенте-2012 ответ, скорее всего, не выйдет за рамки выбора между Медведевым и Путиным, то увидеть в мае будущего года нового премьера (хоть при Путине, хоть при Медведеве в Кремле) страна вполне может.

Искать глазами нового премьера логичнее всего или среди нынешних зампредов правительства, или на Тверской, 13.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать