Статья опубликована в № 2789 от 10.02.2011 под заголовком: От редакции: Маржа по плану

Бензин в России стал дороже чем в 2008 г.

Цены на нефтепродукты в России превысили исторические максимумы лета 2008 г., когда мировая цена нефти приближалась к $150 за баррель.

Сейчас нефть стоит в полтора раза дешевле. А дизтопливо только за пару месяцев подорожало на 38% и уже сравнялось по стоимости с бензином. Отчего так быстро дорожает топливо в стране, недра которой полны нефтью?

Федеральная антимонопольная служба (ФАС) во всем винит монополизм. Пять крупнейших вертикально-интегрированных нефтяных компаний (ВИНК) перерабатывают около 70% нефти, остающейся в стране после экспорта. Им принадлежит 75% перерабатывающих мощностей страны, львиная доля АЗС и мощностей по хранению нефтепродуктов.

В большинстве регионов на розничном рынке у крупных компаний по большому счету нет конкурентов. В прошлом году ФАС доказала Высшему арбитражному суду, что нефтяники устанавливали монопольно высокие цены. Но штрафы на общую сумму 26 млрд руб. не были взысканы – правительство велело ФАС договориться с компаниями по-мирному.

Однако обвинения в установлении монопольно высоких цен с них никто не снимал – как и обвинения в неэффективности. Вот лишь один пример: для обеспечения своей сети АЗС каждая ВИНК перевозит нефтепродукты, произведенные на принадлежащем ей НПЗ, транспортное плечо при этом составляет многие сотни километров. В том же или близлежащем регионе может быть расположен НПЗ, входящий в структуру другой ВИНК. Но они не продают нефтепродукты друг другу, предпочитая неэффективные логистические схемы. По оценке Минэкономразвития, затраты на логистику составляют до 10% в структуре розничной цены моторного топлива.

Свою роль играет и жадность нефтяников. ФАС считает, что внутренние цены на бензин в общей сложности завышены на 15–20%. Аналитики «Ренессанс капитала» подсчитали, что в 2009 г. в российской нефтепереработке валовая маржа в среднем составляла $17,3 на баррель. Это значительно больше среднемирового показателя, а в Европе в тот же период валовая маржа была близка к нулю. Затраты россиян на переработку, наоборот, гораздо ниже зарубежных: всего $2,3 на баррель в 2009 г. (для сравнения: переработка барреля нефти обходится крупнейшему американскому переработчику Valero на 65% дороже – в $3,8).

Вносит свою лепту в подорожание бензина и государство. Доля налогов в каждом литре бензина – около 60%. Акцизы на топливо индексируются каждый год. Например, с 2011 г. ставка акциза на бензин стандарта «Евро-3» выросла примерно на 30%.

В цене бензина есть и другие налоги, в частности налог на добычу нефти (НДПИ), который привязан к мировой цене. Но облагается-то вся добытая нефть, а не только та, что идет на экспорт. Поэтому каждый раз вслед за мировой ценой растет и НДПИ, и цена нефти на внутреннем рынке.

Государство способствует подорожанию топлива не только через повышение налогов. К примеру, резкий рост цен на дизтопливо этой зимой во многом объясняется деятельностью ФАС. В конце прошлого года чиновники стали ограничивать цены на авиакеросин, чем спровоцировали дефицит на рынке. Дефицит керосина вызвал рост цен не только на сам керосин, но и на зимнее дизтопливо, в которое входит керосин.

Административное давление на цены всегда приводит к тому, что потом они отыгрывают ограничения резким ростом, не устают твердить экономисты. Но чиновники их не слышат.

До недавнего времени ФАС считала панацеей от монопольных цен биржевую торговлю нефтепродуктами. Но первые результаты озадачили службу: оказалось, что цены на российских биржах опережают рост мировых котировок. Теперь ФАС предлагает законодательно закрепить формулу внутренней цены на нефтепродукты на уровне мировых цен за вычетом транспорта и экспортной пошлины.

Госрегулирование цен – удобный ход в предвыборное время, но, как показывает пример с дизтопливом, чревато тяжелыми последствиями.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать