Мнения
Бесплатный
Михаил Фишман
Статья опубликована в № 2799 от 25.02.2011 под заголовком: Общественный интерес: Конспирология в ассортименте

Теория заговора позволяет экономить душевные силы

Местные жители считают, что за терактами стоят экстремисты и бандиты, а также «американо-турецкий заговор», доложил в ходе совещания во Владикавказе полпред Александр Хлопонин. Люди просто так не скажут, рассудил президент, признав версию про «иностранный элемент» состоятельной.

Вероятно, это и есть те самые «они», которых Дмитрий Медведев на том же совещании уличил в подготовке арабского сценария для России.

Хлопонин сказал как есть. Про американцев я подтверждаю из своего журналистского опыта: кажется, в том, что происходит на Кавказе, большинство видит руку США. Но что это значит? Теории заговора бывают разные. Одни являются следствием глубокой личной убежденности и превращаются в наваждения, подчиняющие себе мысли и чувства. Нет сомнений, что полковник Квачков искренне верит в то, что говорит, живет этим. Миф для него стал реальностью.

Здравый смысл подсказывает, что американцы, пока могли, поддерживали Мубарака. Так верит ли вице-премьер Игорь Сечин, как он заявил об этом, что в Египте энергией народа управлял Google и – читаем между строк – Вашингтон? Не факт. Но логика тут в том, что мир состоит из невидимых для глаз пружин, нажимая на которые могущественные игроки формируют осязаемую реальность.

Вот блогер Алексей Навальный спорит с депутатом Евгением Федоровым про коррупцию. Приводит известные факты, спрашивает, откуда у депутата его имущество. Ответ: чтобы хорошо жить у себя дома, США ведут во всем мире и в России подрывную работу, в том числе и через Навального.

Конспирология может порождать навязчивые идеи, но может быть и вполне рациональной. С ее помощью можно решать задачи. Она – универсальное оружие, набор железных аргументов, работающих всегда. Они удобны, как ключи, которые подходят к любой двери. Вопросы веры отходят на второй план. Верит ли депутат Федоров в то, что говорит? Какая разница. Ясно, что он не строит на этих представлениях свою жизнь. Зато перед такими доводами рассуждения его противника теряют и вес, и значимость.

На Кавказе тезис об американском заговоре всегда ложится на стол удивительно легко. Те же соображения, что у депутата Федорова, там звучат уже без напора, машинально, так, что ничего не объясняют и, судя по всему, не должны. Теория заговора позволяет экономить душевные силы. Когда вокруг бардак и сложности, психологически проще увидеть в этом умысел тайных сил, чем свою слабость или ошибку.

Кто виноват? Как волны стачивают гальку на морском пляже, так и от частого использования дежурный ответ на этот вопрос теряет смысл. Антиамериканизм на Кавказе дошел до автоматизма, превратился в набор ритуальных слов. Бывают же слова-паразиты. Бывают и паразиты-мысли.

Сигареты на прилавке могут быть и очень крепкими, и почти безвкусными. То же самое и с конспирологическими теориями. Они могут доводить до безумия, послужить в полемике, а то и просто красным словцом. И все же у них всегда есть нечто общее, как никотин в табаке: пульсирующее где-то в глубине чувство, что в мире есть свои и есть чужие – не посторонние, но враги.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать