Статья опубликована в № 2800 от 28.02.2011 под заголовком: Правила игры: Новый стандарт

Трагическая фигура или политик мирового уровня?

Второго марта исполнится 80 лет Михаилу Сергеевичу Горбачеву, последнему генеральному секретарю ЦК КПСС. Если судить по результатам, лучшее, на что может он рассчитывать в «суде истории», – право быть трагической фигурой. Задачи, которые стояли перед страной, не были решены ни в каком смысле – более того, страна прекратила существование. Узкая задача большинства политиков – продержаться у власти как можно дольше (именно по этой мерке «политическими чемпионами» являются и Сталин, и Ходжа, и Стресснер) – тоже не была решена. Шесть лет – совсем небольшой срок.

С другой стороны, если видеть, какой гигантской трудности (как оказалось, полной невозможности) задачи ставил перед собой и страной Горбачев, в какой степени он не хотел соглашаться на меньшее – продолжение советской стагнации в плановой экономике, автаркическое убожество в культуре, искусстве, образовании, урезанный союз республик, – на фоне этих задач виден масштаб личности и политические способности. Практическому политику можно поставить в упрек несоответствие поставленных задач и имеющихся ресурсов – сколько политиков соглашалось с изменением границ, чтобы сохранить свою власть в урезанном куске, – но я не знаю ни одного человека, который бы в начале перестройки, 25 лет назад, считал, что нужно чем-то всерьез пожертвовать, чтобы просто сохранить страну.

Наоборот, с самого начала Горбачеву пришлось бороться с завышенными ожиданиями. До сих пор, когда оценивают результаты его деятельности, это делается на фоне тех завышенных ожиданий. Они были результатом многолетней пропаганды и – в еще большей степени – результатом информационной и культурной изоляции советских граждан. Большинство, например, верило, что мы не намного беднее Америки и Западной Европы (на самом деле отставание по уровню жизни было минимум в 2–3 раза) или что уровень наших науки и образования соответствует лучшим мировым образцам (на самом деле – в очень ограниченном числе специальностей). Самого Горбачева стали оценивать по неслыханным до того стандартам – например, интеллектуалов быстро начала раздражать его речь. Но кому бы пришло в голову всерьез оценивать мысли или речи Черненко, Суслова, Громыко или Лигачева? По сравнению с предшественниками и окружением Горбачев был и Спинозой, и Демосфеном. Но его сравнивали – отчасти потому, что он сам позволил сравнивать, – с Рейганом и Тэтчер, лидерами мировой политики.

«Время Горбачева», шесть лет с 1985-го по 1991-й год, – один из самых интересных моментов в новейшей политической истории мира. Казалось бы, у нас десятки (если не сотни) факультетов политологии, но – я просмотрел веб-странички только ведущих вузов – нигде юбилей Горбачева не стал поводом для семинара или круглого стола. Впрочем, то, что мы не умеем обсуждать важное и интересное, – не вина Горбачева. С днем рождения, Михаил Сергеевич!

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать