Мнения
Бесплатный
Пань Инли|У Синьжу
Статья опубликована в № 2801 от 01.03.2011 под заголовком: Слово и дело: Денежная политика по-китайски

Китайский опыт финансового регулирования

Проект «Слово и дело» – попытка познакомить российского читателя с мнениями китайских специалистов по 12 направлениям развития России и Китая. Сегодняшняя тема – денежная политика

Впоследние 30 лет Китай демонстрировал не только темпы экономического роста по 10% в год, но и стабильность цен. Как и в большинстве стран с переходной экономикой, на протяжении периода реформ денежная масса в КНР росла куда быстрее ВНП (в 1978–1996 гг. – на 25,2% в год против 9,7%), однако инфляция в этот период составляла в среднем 6,82% ежегодно. Экономисты назвали это «великой китайской загадкой», но всему есть объяснение.

Во-первых, китайские реформы начались в условиях, когда уровень монетизации экономики был очень низок: в 1978 г. денежная масса составляла всего 25% ВНП, тогда как в СССР в 1990 г. – около 100%. К тому времени как Китай достиг этого показателя в 1994 г., инфляция поднялась до самого высокого уровня – 21,7%, однако на протяжении первых 15 лет правительству удавалось осуществлять денежную эмиссию, практически не несшую в себе инфляционного риска.

Во-вторых, китайская реформа была ориентирована, с одной стороны, на раскрепощение сил народа, с другой – на урезание роли государства. С 1978 по 1997 г. бюджетные доходы сократились с 34,8 до 10,7% ВНП. Доля государства в валовом сбережении упала между 1979 и 1988 гг. с 42,8 до 7,5%, тогда как доля населения выросла с 23,6 до 62,5%.

В-третьих, важную роль сыграла валютная политика правительства: после периода относительно быстрого обесценения юаня курс был зафиксирован на уровне 8,27 юаня/$ и оставался неизменным до 20 июля 2005 г. Оборотной стороной этого был незначительный (особенно по сравнению с Россией) объем импорта, цены на который были бы чувствительны к колебаниям курса. Тем самым исключалась возможность «импорта инфляции» и спекулятивного роста цен, обусловленного скачками валютного курса.

Разумеется, «прямолинейная» монетизация имела пределы, и к началу 1990-х гг. ее потенциал был исчерпан. На новом этапе развития финансовой системы современного Китая на первый план вышли банковские институты и началось планомерное повышение процентной ставки с целью привлечь средства граждан в банки. С 1991 по 1993 г. ставка Народного банка КНР выросла с 7,56 до 10,98% и сохранялась на этом уровне до первой половины 1996 г. В итоге к марту 1998 г. на личных счетах в банках находилось 4,8 трлн, в 2000 г. – 6,4 трлн, а в 2010-м – 30,8 трлн юаней. Вплоть до середины 2000-х гг. более 90% этой суммы было размещено в госбанках, что позволило мобилизовать значительную их часть на решение народнохозяйственных задач. В Китае центральный банк выступил в некотором роде субститутом министерства финансов, а эффективная деятельность финансового сектора заменила лишнюю активность фискальных органов, что позволило поддерживать высокие темпы экономического роста долгие годы.

В течение всей эпохи реформ финансовая стабильность поддерживалась жесткой руководящей ролью властей КНР, что особенно заметно в отношении регулирования валютного курса и структурирования банковского сектора. С 2005 г. юань постепенно ревальвируется, а валютные резервы составляются из разных валют, чьи доли пропорциональны региональной структуре торговых потоков и источников иностранных инвестиций и внешних займов. По неофициальным данным, на доллар приходится 40,3%, на евро – 16,0%, на японскую иену – 12,3%, на южнокорейский вон – 8,3%, на сингапурский доллар – 2,9%, а на российский рубль – 2,7% резервов. Банки выступают важнейшим звеном финансовой системы, и в отличие от России они в большинстве своем до последнего времени остаются государственными. С 2003 г. правительство работает над их акционированием и выводом на публичный рынок. Вначале через специально созданную государственную компанию Central Huijin Investment была проведена рекапитализация банков, на которую за последние годы потрачено более $60 млрд, и по мере упрочения их финансового состояния осуществлено привлечение стратегических инвесторов, а позже – IPO (по результатам которых крупнейшие банки Китая были оценены в десятки миллиардов долларов). Более того, и после вывода на биржу этих банковских структур государство сохраняет над ними контроль.

Таким образом, в основе финансовой стабильности КНР лежат следующие факторы: последовательное инвестирование средств в уверенно развивающуюся экономику и динамичный рост внутреннего производства; ограниченность бюджетных расходов; относительная независимость от импорта потребительских товаров; фиксированный валютный курс и отсутствие спекуляций; эффективность банковской системы и высокий уровень доверия граждан к ней.

Однако это не означает, что сегодня китайцев не беспокоит проблема инфляции. С 2000 по 2010 г. денежная масса выросла с 13,3 трлн до 72,6 трлн юаней, достигнув 182% ВВП, а банки только в 2008 и 2009 гг. выдали кредитов на 9,5 трлн и 7,9 трлн юаней. Также на рынок давят внешние факторы: рост цен на продовольствие и сырье и очень низкие процентные ставки в долларах США. Ускорение роста делает ставки по депозитам граждан отрицательными, что снижает возможности банковской системы по иммобилизации горячих денег. Это означает, что впереди китайскую экономику может ожидать период испытаний, сопряженных с ужесточением банковских нормативов и новыми административными мерами регулирования цен на базовые товары. Но уже имеющиеся достижения и накопленный опыт позволяют смотреть в будущее с оптимизмом.

(Перевод с китайского Алены Павловой)

Авторы – декан финансового факультета Института экономики и управления Цзяотунского университета; профессор Института финансов и статистики Восточно-Китайского педагогического университета

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать