Статья опубликована в № 2801 от 01.03.2011 под заголовком: От редакции: Сколько стоит мэр

Подсчитана стоимость административного ресурса московского мэра

Благодаря знаменитой супружеской паре Юрий Лужков – Елена Батурина у нас появился шанс оценить реальный вклад административного ресурса в стоимость отечественного бизнеса.

В смысле оценить совершенно буквально – в рублях или, точнее говоря, долларах. Достаточно лишь сравнить, в какую сумму оценивался бизнес Елены Батуриной до отставки ее мужа с поста мэра Москвы и после нее.

Журнал «Финанс» на прошлой неделе выпустил ежегодный список российских миллиардеров, в котором Елена Батурина, президент фирмы «Интеко», переместилась с 47-го места сразу на 94-е, потеряв половину своего богатства: если год назад эксперты журнала оценивали состояние Батуриной в $2,2 млрд, то теперь ее активы стоят не больше $1,1 млрд.

А вчера тот же журнал понизил Елену Николаевну еще и в списке «Самые влиятельные деловые женщины России»: с бессменного первого места она разжалована до 41-й позиции.

Осталось подождать пару месяцев, когда свой список миллиардеров за 2011 г. выпустит журнал Forbes – проверенная годами методика оценки активов, которую практикуют журналисты издания, позволяет еще точнее представить ценность административного ресурса в отечественной бизнес-культуре. В 2010 г., по версии журнала Forbes, Батурина вошла в первую тройку богатейших женщин мира с состоянием $2,9 млрд. Сколько у нее останется после отставки Лужкова?

Экспертные оценки составителей рейтингов, конечно, очень субъективны – их ни в коем случае нельзя рассматривать как доказательство использования административного ресурса. Но нас интересует не то, пользовалась на самом деле или нет Елена Батурина властью своего мужа, а то, в какую сумму оценивает эту власть наше общественное мнение в лице журналистов.

Как выяснилось, очень высоко: получается, что компания, в глазах бизнес-сообщества обладающая надежным административным ресурсом, половину своей стоимости имеет именно за счет него.

Это очень грустная правда. Потому что она показывает не только степень влиятельности чиновников, но и то, насколько хлипка защита собственности в России. За бизнес, который при мэре Лужкове участники рынка оценивают минимум в $1 млрд, без мэра Лужкова готовы заплатить в лучшем случае половину. А после обысков – и того меньше.

Елена Батурина в лондонском ресторане недавно беседовала с предпринимателем Олегом Тиньковым и вице-президентом ТКС-банка Олегом Анисимовым.

Видеозапись интервью Тиньков разместил в своем «Живом журнале». В этом разговоре Елена Николаевна вполне откровенно рассказывает, какие преимущества дает отечественному бизнесу административный ресурс: «Можно ли [бизнес в России] делать без влияния? Вопрос интересный. Ни для кого не секрет, что помимо влияния с точки зрения получения заказов [от бюджета] необходимо влияние для того, чтобы тебя просто не «кошмарила» милиция, пожарники, налоговики и прочие. Вот без этого, боюсь, нет».

По словам Батуриной, как только мэра сняли, очень много проверяющих пришло по разным поводам: «Такое впечатление, что они просто ждали на низком старте, чтобы прийти и поживиться».

Иными словами, бизнес в России, даже очень крупный, абсолютно беззащитен перед произволом проверяющих. Под этот каток может попасть любой – если только он не защищен политическими связями. Хорошо, когда речь идет о бескорыстной связи мужа и жены, а когда это не так?

Неудивительно, что в рейтинге Doing Business, характеризующем удобство ведения бизнеса в стране, Россия в прошлом году провалилась до 123-го места из 183-х. А в рейтинге восприятия коррупции мы вообще вернулись на 10 лет назад, свалившись на позорное 154-е место (из 178).

Можно сочувствовать Елене Батуриной или радоваться ее бедам. Но она-то точно не пропадет.

А вот нам придется и дальше жить в стране, где бизнес может быть легко уничтожен, обесценен, отобран или, наоборот, приведен к небывалым высотам успеха в зависимости от влиятельности «крыши».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать