Статья опубликована в № 2809 от 14.03.2011 под заголовком: Правила игры: Стимулы для банкира

Проблема покупки "Тройки диалог" Сбербанком

На прошлой неделе в нашей стране стало на один частный инвестбанк меньше. Сбербанк, контрольный пакет акций которого находится в собственности государства, купил «Тройку диалог». Мотивы продавцов, прежних владельцев «Тройки», понятны: мировой финансовый кризис показал, что модель, по которой были построены инвестбанки – герои 1990-х и 2000-х, больше не работает. Чтобы существовать на глобальном рынке, конкуренция на котором только растет, нужно иметь большое «плечо» (соотношение заимствованных и собственных средств должно быть высоким). Чтобы при таком «плече» уцелеть, когда рынок резко идет вниз, нужно иметь постоянный доступ к дешевому кредиту. Быть инвестиционным подразделением банка с большим числом вкладчиков – самый очевидный способ обеспечить такой доступ.

Мотивы покупателей – если под покупателями иметь в виду менеджеров Сбербанка – тоже понять можно. Собственный инвестбанк позволяет увеличить ожидаемые прибыли (за счет того, что может проводить более рискованные операции). Однако, если под покупателями иметь в виду владельцев Сбербанка – минимум половиной Сбербанка владеют, коллективно, все российские граждане, – мотивы этой покупки понять сложнее. Основная проблема состоит в том, что очень трудно создать правильные стимулы для менеджера, принимающего инвестиционные решения и распоряжающегося при этом общественными деньгами.

Стимулы менеджерам в частном инвестбанке создать тоже сложно, но можно. Например, когда у инвестбанка нет распыленных акционеров, а есть несколько (или даже несколько сотен) партнеров, то стимулы у менеджеров-партнеров будут прекрасные. Если из каждого потерянного рубля 10 копеек свои – куда уж лучше стимулы. (У Ричарда Фулда, гендиректора Lehman Brothers, была 1 копейка из каждого рубля, который зарабатывал или терял его инвестбанк.) То, что инвестбанки в 1990–2000-е стали акционерными обществами, резко ослабило стимулы управленцев – и в этом, возможно, была одна из причин финансового бума и кризиса 2008–2009 гг. Но главное даже не в этом – если владелец частного инвестбанка (или любой частной фирмы) не может создать правильные стимулы менеджерам (т. е. заставить их действовать так, как хочется ему), то нам, не акционерам, от этого ни жарко ни холодно. Не создаст стимулы – заработает меньше денег.

Другое дело – инвестбанк со значительным госучастием. Его инвестиции будут отчасти состоять из наших общих денег, отчасти – и это главная проблема – будут ими гарантироваться. Как, например, сделать так, чтобы он не рисковал слишком сильно, используя возможные потери акционеров и вкладчиков как средство давления на правительство в случае провала? То, что в последние 10 лет созданием госинвестбанков увлеклось китайское правительство, – не аргумент в пользу такой стратегии у нас. О вкладе этой стратегии в «китайское экономическое чудо» сведений пока нет. Однако если хочется все попробовать на своей шкуре – что ж, по опыту знаю, против этого желания спорить бесполезно.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать