Конкурентную политическую систему за 9 месяцев не родишь

Наутро после «Дня выборов» партия власти благодарит избирателей и сообщает о своей победе. Она делает хорошую мину – но насколько хороша игра?

Лидеры «Единой России» формально правы: во всех законодательных собраниях 12 субъектов Федерации, где в воскресенье проходили выборы, партия получит уверенное большинство, во многих случаях – свыше двух третей мандатов. Но достигнуто это большинство будет за счет того, что в одномандатных округах лишь в редких случаях оппозиция может обойти кандидата «партии власти». По спискам же «Единой России» не удалось сделать даже того, чего они спокойно добивались на всех региональных выборах 2008-2010 гг., – существенно превзойти результаты выборов прошлого созыва заксобраний: в одном случае (Ханты-Мансийский округ) – существенное падение, в трех регионах – практически такой же результат, как в 2005-2006 гг. А это серьезная неудача.

Дело в том, что, показав в декабре 2007 г. – на пике экономического подъема и с Владимиром Путиным во главе списка – результат в 64%, «Единая Россия» взяла курс именно на этот результат на последующих региональных выборах. И выдерживала его в разгар социально-экономического кризиса: 66% - осенью 2008 г., 59% - весной 2009 г., 62% - осенью 2009 г. Не буду рассуждать о том, какими методами эти результаты достигались, но напомню, что после октября 2009 г. последовал бойкот заседания Думы всеми оппозиционными партиями и Госсовета по политической системе в январе 2010 г. А после этого произошло некоторое снижение результатов «Единой России»: в марте 2010 г. на выборах региональных заксобраний она получила 51%, а в октябре – 56%. Вчера, как сообщил нам лидер партии и премьер-министр, – всего 46,2%. Хотя, казалось бы, кризис уже позади…

Сами решайте, какое сравнение более корректно: с прошлыми выборами заксобраний регионов или с голосованиями последних лет. Добавлю только, что результаты прошлых выборов достигались при большем числе участвующих партий – не 4-5 как сейчас, а 7-10, в трех регионах тогда еще действовала графа «против всех», так что набрать эти 46% в тех условиях было труднее по чисто статистическим основаниям.

Почему же снизился результат «партии власти»? Кто виноват? А главное – что делать? Увы, выводы будут неутешительными – не только для «партии власти», но и для всей нашей политической системы.

Главная причина неудачи – не кризис как таковой (в кризис как раз голосование «за власть» зашкаливало), а посткризисный синдром. Люди оправились от испуга, но не вернули себе оптимизма, отличавшего большую часть российского общества в 2006-2007 гг. Они видят все новые свидетельства неэффективности власти – лесные пожары, Кущевка, Манеж, коррупционные скандалы, растущие цены в магазинах и тарифы ЖКХ… Телевидение утратило монополию на формирование «политической картинки». Интернет становится главным источником политинформации для все большего количества людей и вынуждает традиционные СМИ показывать то, что еще несколько лет назад они, скорее всего, не показали бы (например, разгон митинга во Владивостоке в декабре 2008 г.). Власть теряет один из своих главных козырей – репутацию везунчика (независимо от того, как эта репутация обреталась). В обществе растет не столько протест, сколько скепсис, потребность в правдивой информации и праве оппозиционного мнения на дискуссию, а избираемые по всей стране Думы, большие и маленькие, так и остаются «не местом для дискуссий».

Вторая причина сложнее: протесты и недовольство властью – нормальное явление для любого общества, тем более – только что пережившего кризис. Если в стране есть демократические институты, они эти настроения канализируют и управляют ими. Если их нет совсем, кто-то отчаявшийся сжигает себя на площади – и получается Тунис. А Россия – где-то посередке. Беда только в том, что «Единая Россия» (как проводник воли исполнительной власти) за последние годы сделала слишком много, чтобы испортить даже те несовершенные институты политической конкуренции и медиации конфликтов, каковые в России сложились к середине нулевых.

Простейший пример – любимая ими «практика паровозов». Пока губернатор был всенародно избранным, он вставал во главе списка «Единой России» не только как держатель административного ресурса, но и как публичный политик, авторитетный для большей части населения. Не каждый назначенный губернатор тянет эту роль: он либо не имеет той популярности (см. снижение голосования за «Единую Россию» во всегда сверхлояльном Ханты-Мансийском округе с 55% в 2006 г. и 66% в 2007 г. до 44% в минувшее воскресенье), либо вообще ссорится с «правящей партией» (см. снижение в Курской области с 37% в 2006 г. и 63% в 2007 г. до 45%). Таких губернаторов не берут в «паровозы». Зато две актрисы – Римма Маркова и Елена Драпеко, встав «паровозами» во главе списка «Справедливой России» в Тверской области, приносят партии более 20% голосов. Не важно, что только одна из них имеет опыт парламентской работы, не важно, что обе – «не местные»: их образы, вполне укладывающиеся в некрасовский архетип русской женщины («коня на скаку остановит»), играют - причем играют против «Единой России», столь последовательно защищавшей и использовавшей практику «паровозов» на выборах.

Главная же «порча» - в другом. В последние годы «Единая Россия» слишком поверила в «магию рейтингов», слишком высоко подняла барьеры для входа оппозиции на поле политической конкуренции, слишком увлеклась планированием (кого в политику пускать, кого – придержать), слишком размечталась о том, что в федеральный парламент кто-то из оппонентов не пройдет (авгуры, близкие к «Единой России», сулили непрохождение то ЛДПР, то «Справедливой России») или пройдет с 1-2 мандатами (это когда за 5-6% от стомиллионного электората дают всего одно или два кресла из 450). Избиратель всегда мудрее политиков. Вчерашние результаты КПРФ и ЛДПР куда более напоминают цифры 1990-х гг., чем минувшего десятилетия. «Справедливая Россия» вновь подтвердила свою роль «хорошего финишера», набирая по ходу кампании голоса «полулояльной оппозиции» и то обходя ЛДПР в споре за третье место, то незначительно отставая от нее (при том что в большинстве своем воскресные выборы охватывали не самые выгодные для нее регионы).

«Единая Россия» останется в большинстве во всех региональных парламентах. Вопрос – как она будет реагировать (не в публичных заявлениях, а в реальной деятельности) на итоги выборов, будет ли учиться взаимодействовать с оппозицией, которая почувствует «ветер в парусах» накануне федеральных выборов (где одномандатников не будет, а потому рейтинг партийного списка будет близок к доле мест, полученных в парламенте)? Или попытается вернуться на уровень, близкий к 2007 г.? Второй вопрос: сыграв на катастрофических ошибках либеральных партий, всячески зажимая приход в «Справедливую Россию» перспективных политических фигур, «партия власти» вытеснила первых из парламентской политики, а вторых - всячески пыталась маргинализировать. Тем самым власть своими руками помогла коммунистам снова подняться на протестной волне до уровня около 20% и стать главной оппозиционной партией и вновь «ревитализировала» не молодеющего Жириновского. При всем уважении к избирателю этих ветеранов российской политической сцены с ними вести содержательную дискуссию о стратегии развития России в нынешних непростых условиях вряд ли получится. Левоцентристов из «Справедливой России» слишком мало, либералам же попасть в Думу крайне сложно. То есть поле для оппозиции и дискуссии вроде бы появляется – но с кем и о чем дискутировать? Вот в этом-то и есть главное поражение не просто «партии власти», но всей российской политической системы.

До выборов в Госдуму остается еще 9 месяцев. Срок символический: политическую систему в отличие от ребенка за эти сроки не родишь. Но если извлечь из прошедшего голосования правильные уроки, можно начать двигаться в нужном направлении – стимулировать полноценную политическую конкуренцию и учиться не командовать обществом и оппозицией, а уважать их и слушать волю народа.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать