Медведев vs. силовики: кто победит в споре вокруг смягчения закона?

Удастся ли Кремлю утвердить поправки в уголовное законодательство?
А.Махонин

Не первый раз Кремль пытается внести смягчающие поправки в законодательство. На этот раз предложены революционные изменения - не лишать свободы впервые преступившего закон, не сажать бизнесмена, если он компенсирует ущерб, отменить уголовную ответственность за товарную контрабанду. Однако утверждение может оказаться сложным - силовики резко против, сложнее всего их будет согласовать с правительством и Верховным судом. Кремль, впрочем, готов их жестко отстаивать (подробнее читайте здесь - http://www.vedomosti.ru/newspaper/article/256752/svobody_ne_lishat). Что отражает эта борьба и чем она закончится?

Дмитрий Бадовский, замдиректора Института социальных систем:

Это борьба между разными профессиональными корпорациями внутри политической элиты. Понятно, что бизнес в основном «за», бюрократия - частично «за», а у силовиков предложения вызывают недовольство. Такие изменения законодательства ставят их в совершенно другие рамки деятельности, причем в двух смыслах: с одной стороны, это просто другая идеология для правоохранителей и ее сложно сразу воспринять, с другой - не секрет, откуда появляются такого рода законопроекты.

Помимо общей либеральной и гуманизирующей составляющей в законопроекте предложен и инструмент борьбы с коррупцией, рейдерством и всеми остальными проблемами, связанными с правоохранителями. Если нет возможности обеспечить нормальную работу правоохранительной системы, то можно попытаться зайти сбоку - лишить их части инструментов, сняв уголовные санкции, облегчив наказания и т. д. Понятно, что для многих силовиков это не очень приятно.

Есть и другая часть законопроекта, которая может вызывать сомнения как у силовиков, так и у части бюрократии. Эти законопроекты ведут к усилению влияния судейского сообщества, так как в них заложены принципы, которые предполагают ключевую роль судей и в квалификации преступлений, и в переквалификации, и в вынесении решений. Кто-то может считать, что это, в свою очередь, усиливает вероятность коррупции судейского сообщества. То есть, по сути, может пройти перераспределение сфер влияния на этом административно-политическом рынке.

Все эти моменты создают неоднозначную дискуссию вокруг этого пакета.

Но главная проблема во всей этой истории не в том. Наше законодательство, в принципе, адекватно. То, что написано черным по белому в текстах законов, не так плохо. Почему возникает необходимость править законодательство, менять его идеологию? Ровно потому, что правительство тем самым признает, что обеспечить нормальное одинаковое и ровное для всех правоприменение и справедливый суд оно не способно. А раз так, начинается поиск обходных путей — давайте здесь смягчим, здесь прикроем коррупционерам лазейку с помощью того, что здесь уберем санкцию. Если бы правительство могло обеспечить нормальное правоприменение, речь шла бы о других законопроектах. В случае принятия этого законопроекта, закроются одни возможности для коррупции, но в то же время откроются другие — так как правительство расписывается в том, что правоприменение у нас избирательное.

Константин Симонов, президент Центра политической конъюнктуры:

Сейчас шансы выше, чем в прошлый раз, когда предлагались подобные смягчения закона [в феврале ГПУ отклонило поправки, смягчающие закон об экономических преступлениях, внесенные президентом]. Все-таки Дмитрию Медведеву нужно доказать, что он как президент может что-то улучшить.

Противостояние со стороны силовиков достаточно жесткое, в СМИ можно найти много интервью с руководителями силовых структур, где они поясняют, как плохи эти поправки. Контригра здесь ведется, и ведется активно. Это стандартное сопротивление легализации законодательства.

Предлагаемые поправки вполне разумны, и шансы их реализации достаточно высоки. Это не значит, конечно, что поправки обязательно будут приняты. Но если сейчас они не пройдут, это негативно скажется на образе Медведева. Не секрет: сейчас многие ассоциируют с ним направление на модернизацию России. Соответственно, если сейчас он не сможет довести до ума эти поправки, то будет странно, если он представит свою кандидатуру на второй президентский срок. Ему очень важно показать, что он на это способен, несмотря на сопротивление со стороны силовой корпорации.

Игорь Бунин, президент фонда «Центр политических технологий»:

В данном случае президент выступает достаточно жестко. Только что уволился "по собственному желанию" чиновник, который выступал против гуманизации законодательства в журнале «Однако» (Всеволод Овчинский, экс-советник главы Конституционного суда уволился по собственному желанию после того, как написал статью в журнал "Однако" с критикой законопроектов, предлагаемых Дмитрием Медведевым, а также дал интервью на ту же тему сайту "Свободная пресса". – "Ведомости"). Так что победа, на мой взгляд, окажется на стороне президента. Он пока фигура более важная, чем силовые структуры. Эти поправки и Минюст, и администрация президента, и сам президент считают своей главной задачей. И поэтому психологически Медведев не может уступить. "Единая Россия" его уже поддержала по первым пунктам и дальше проголосует за поправки. Сейчас партия власти - инструмент, а не самостоятельная единица. Что касается утверждения в Верховном суде, то по моим представлениям, президент пока контролирует судебную систему, так что ему удастся протащить законопрект. Хотя не исключаю, что президенту придется пойти на уступки, но в каком масштабе, не могу сказать.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать