Почему финансирование Букера приносит BP имиджевые потери

Жизнь в России напрямую зависит от нефти. Тем более жизнь культуры. Самой сокрушительной литературной новостью последних дней стало сообщение о том, что пятилетний договор премии Русский Букер с BP, которую компания финансировала, истек и не продлен.

Даже по самым приблизительным подсчетам годовой букеровский цикл обходился спонсорам не более, чем в 100 тысяч долларов. Сумма, явно недостаточная для того, чтобы заткнуть дыру в Мексиканском заливе. Значит это простое: BP решило, что финансирование Русского Букера приносит скорее имиджевые потери, чем наоборот.

Глядели ли те, кто принимает решение, на имена лауреатов? Не исключено. Но если и да, то сквозь ленивый прищур. Пусть награждение в прошлом году непристойного во всех отношениях текста Елены Колядиной, как и два года тому назад довольно неприятной прозы Михаила Елизарова, необъяснимо ничем, кроме желания «дам взбуторажить» (как однажды выразился Пушкин) и привлечь к себе внимание -- для премии чопорной и джентльменской, какой всегда себя Букер позиционировал, не самый благородный мотив. Тем не менее Букера получали и Михаил Шишкин, Владимир Маканин, Людмила Улицкая, Ольга Славникова, Василий Аксенов – чьи имена могли слышать даже бензо-заправщики в желто-зеленых кепках.

Впрочем, не одними именами награжденных любая премия красна. Но и выстроенной идеологией. Идеологически Букер построен правильно:

  • Премия заведомо актуальна. Поскольку вручают ее за лучший РОМАН года – главный жанр современной словесности. Увесистый томик в 400-500 страниц — основная единица сегодняшнего книжного рынка и любимейший читателями формат.
  • Что ни говори, Букером премирует, за редкими, досадными исключениями, образцы «высокой литературы», соответственно, поощряя ее существование, что всегда не лишнее. Без нее наша словесность обрушится в помойку.
  • Многообразие – всегда источник жизни, и литературной тоже. Полноценных премий у нас страшно мало. «Большая книга», «Поэт», «Просветитель», «НОС» «Нацбест», «Дебют»... Не наберется и десяти. Во Франции, Англии, Италии, Германии их сотни.
  • Букер — одна из самых честных российских премий. Это все-таки не междусобойчик и не распил. Жюри обновляется каждый год, и решение (свидетельствую об этом, в жюри побывав) действительно рождается исключительно в споре судий между собой, без подтасовок и мухлежа.
  • Нет ничего проще, чем составить список альтернативный, выдвинуть Букеру претензии, но этим имело бы смысл заняться после того, как найдутся те, кто премию поддержит, а вместе с тем решит учесть ошибки прошлого. Пока же ясно другое: без Букера российское литературное пространство станет совсем уж пустынным, вялым, выгоревшим.

    Прощание с Букером означало бы и наше привычное равнодушие к истории, на этот раз к литературной. В 1992 году именно Букер спас русский роман, растормошил пишущую братию, поманив пряничком, многие начали писать «под Букер». Тогда правда 10 тысяч долларов (прежний призовой фонд) весили в десятки раз больше, чем сейчас 20 (размер приза нынешнего). Оно конечно репутация Букера стала до того прочной, что стремительно теряющая в весе сумма награды красиво срифмовалась с высокими и совершенно не меркантильными целями премии. И все же если новый спонсор (только б нашелся!) сообразит и прикинет, на сколько должен потянуть Букер сегодняшний, будет совсем неплохо.

     

     

     

     

    Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
    Комментировать