Мнения
Бесплатный
Инна Кравченко

Жить можно без всего: история от очевидца событий в Японии

Моя сестра Наташа замужем за японцем (обычная история: уехала работать, влюбилась, вышла замуж, два с половиной года назад родились близнецы, девочка и мальчик). До недавних событий все они жили в поселке Ишиномаки округа Мияги – под Сёндаем. Такая тихая, вылизанная до последнего камешка в японском садике, деревня. Была. Потому что ее смыло наполовину. Тот район больше всего пострадал от землетрясения и цунами. С момента, как все случилось, я безрезультатно звонила сестре, звонила, звонила... Как выяснилось впоследствии, на телефон, который утонул.

Сначала добрая весть о том, что все они живы, дошла до нас окружным путем через десяток знакомых (официальный запрос через посольство России в Японии результатов не дал – меня выслушали, все записали, но так и не перезвонили). А в выходные удалось поговорить по скайпу. После недели скитаний они, наконец, в безопасности: добрались на запад – к друзьям. Видео не было, только звук. Сестра смеялась и плакала, но больше смеялась. Вот несколько фрагментов ее рассказа о том, как им фантастически повезло.

Первая счастливая случайность состояла в том, что Кацу (так мужа зовут) пошел в туалет. Вообще, в тот день он должен был уехать в Сёндай по делам, и неизвестно, что бы с ними со всеми стало, если бы уехал. Но ему приспичило, а в туалете он любит читать. И вот он там читал, читал. Потом, вроде, ушел, но вернулся, потому что забыл ключи. А раз уж все равно вернулся, то решил еще выпить кофе... И в этот момент затрясло.

Наташа говорит, что землетрясение – даже 8,8 – это не страшно. Ну пол дрожит, ну стаканы и книжки падают: но ты берешь детей под мышки, ставишь ноги пошире – и ничего. Кацу, разумеется, никуда уже не поехал, и, переждав толчки, они вышли в садик покурить. Маленький такой садик, как у всех в их деревне. Курят – и вдруг Наташа понимает, что под ногами непонятная вода. И прибывает. Кацу глядь за забор, а там идет черный поток. Ровный, правда, не волнообразный. Но идет быстро. Кацу кричит:

- Давай быстро на второй этаж!

- Какой второй этаж! – верещит Наташка. – В машину!

- Не успеем, не заведется, мотор зальет!

Но упрямая моя сестрица хватает детей и бежит в машину. Колеса на три четверти уже залиты водой. И вот снова удача: машина заводится. Кацу сдает задом на горку. Там еще нет воды. Они успевают уехать на специально оборудованную на случай стихии площадку на возвышенности.

Естественно, убежали в чем были. И не взяли ничего. Ночевали на площадке в машине, хорошо, минивэн – можно вытянуть ноги. Какая-то бабушка, увидев, что у них дети, подарила пакет чипсов. Наташа и Кацу позволили себе съесть по одной штуке. Ничего в жизни вкуснее не ели, говорят.

И дальше цепь удач продолжалась. Спустились к залитому дому (он уцелел, но воды вперемешку с землей в нем стояло на метр), чтобы взять вещи, – а тут идут люди, раздающие муниципальную еду. Им достаются супчики и рисовые лепешки!

Едут к сестре Кацу в соседний городок (у той весь первый этаж до потолка залило) – и снова попадают под раздачу еды. В итоге дети отвыкают от молока из бутылок и научаются есть все подряд.

Электричества не было почти во всем округе. Из уцелевших магазинов торговцы выносили на улицу то, что можно было продать – печенье, сигареты, газировку и кофе в банках. Сестра рассказывает, что мародерство в первые дни царило страшное. Взламывали игровые автоматы, маленькие лавки. Мародерствовали в основном иммигранты. Потом выяснилось, что в некоторых районах – и японцы. Отчего Кацу был в шоке. Не мог поверить (в самом деле, поверить в это сложно, поскольку японцы славятся своей патологической честностью).

А еще не было бензина. За ним приходилось охотиться, и там, куда бензин привозили, заливали не больше полубака. На одной заправке они стояли в очереди всю ночь, 12 часов.

Бензин так и не привезли. Позвонили живущей неподалеку родственнице, чтобы заехать умыться, – и снова удача: родственница стоит в очереди на соседней заправке, куда привезли бензин. Несутся к ней и получают свои полбака! Можно перемещаться.

Потом уже в другом округе девушка-заправщица наливает им бензина дважды (они второй раз в очередь встают), как будто она их и не видела только что, а на полном баке можно уехать на запад.

И вот, сидя перед компьютером в доме друзей, сестра моя, загрузив в стиральную машинку десятую по счету стирку, отхлебывает из бокала вино и смеется. Она говорит, что раньше не представляла себе жизни без крема для тела и зубной щетки. А теперь знает точно, что может жить без всего. Говорит, что ей и детям предлагали на самолете МЧС улететь в Россию, но она ни за что не оставит Кацу и радиации не боится. Говорит, что она счастлива, как никогда не была, и что потом, когда все уляжется, они попробуют поехать жить на Окинаву: всегда мечтали об этом – и раз уж им так везло, повезет и в этом.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать