Мнения
Бесплатный
Юлия Бушуева
Статья опубликована в № 2822 от 31.03.2011 под заголовком: Корпоративные войны: ТНК-BP в Зазеркалье

Фридман превратился в жертву

Новый конфликт вокруг ТНК-BP уникален по своей конфигурации: в нем есть все, что присуще российским корпоративным конфликтам, но шиворот-навыворот.

Напомним, что ВР и «Роснефть» в начале января договорились о взаимном владении акциями (обмен 9,53% «Роснефти» на 5% ВР) и создании СП для работы на российском арктическом шельфе. Сделку одобрил премьер-министр Владимир Путин и поддержал президент Дмитрий Медведев, бумаги были подписаны в присутствии вице-премьера Игоря Сечина в Давосе. Но консорциум ААР заявил, что сделка противоречит условиям соглашения акционеров ТНК-BP, а именно ВР и ААР, регламентирующего их деятельность в России, и 24 марта добился запрета на осуществление сделки в стокгольмском арбитраже.

Во-первых, это первый случай после дела Ходорковского, когда частная российская компания посмела публично воспротивиться государственным интересам. Во-вторых, впервые на моей памяти Михаил Фридман и его партнеры выступают не в роли агрессора и инициатора спора, а практически в роли жертвы. В-третьих, впервые западная публичная компания – BP – попыталась нарушить договоренности в лучших традициях русских олигархов, и это признано судом. Причем не Омским областным, а судами в Стокгольме и Лондоне. Все это вызывает воспоминания о перевернутом мире из книжек Льюиса Кэрролла.

Почему BP нарушила договоренности с ААР?

Юристы BP не могли не знать, что сделка с «Роснефтью» нарушит условия соглашения с ААР, тем не менее компания пошла на заведомый конфликт, показав, что она ничем не лучше российских партнеров. Думаю, для этого есть две причины. Первая – BP давно работает в России и уже привыкла, что нападение – единственный способ добиться цели. Вторая – партнером BP в данном случае выступает всемогущий Сечин (председатель совета директоров «Роснефти» и главный куратор сделки). Возможно, британцы решили, что одно его имя напугает «Альфу» и помешает ей вступить в публичный конфликт. Теперь очевидно, что расчеты не оправдались.

Создавая альянс с BP, ААР договаривался об эксклюзивном партнерстве, в результате которого он не мог все эти годы приобретать нефтяные активы на территории России в обход ТНК-BP. Сделки же с участием ТНК-BP фактически блокировались, так как британские партнеры не были заинтересованы в ее развитии, что стоило ААР многих миллиардов недополученной капитализации. Поэтому мне вовсе не кажется удивительным, что Фридман и его партнеры возмутились попыткой BP войти в проект с «Роснефтью» в обход ТНК. Стокгольмский суд подтвердил их правоту. Я не юрист, но, по-моему, все выглядит так, что BP будет крайне сложно оспорить это решение. Попытка BP просто обменяться с «Роснефтью» акциями, забыв про проект в Арктике, на это косвенно указывает, да к тому же свидетельствует о том, что такой своп мог быть главной целью соглашения с госкомпанией. В общем, Фридман в данном конфликте выглядит практически жертвой, хотя пожалеть его сложно – «Альфа» хорошо известна тем, что в конфликтах использует все доступные методы.

Чего хочет Фридман и почему?

Конечно, достоверно об этом знает только сам глава «Альфа-групп». Однако из сообщений СМИ и отчетов инвестбанков можно сделать вывод, что «Альфа» и ее партнеры ищут возможность обменять свою долю в ТНК-BP на акции BP либо же «Роснефти». Мне эта версия кажется весьма реалистичной и укладывающейся в общую стратегию развития «Альфа-групп». В телекоммуникационном секторе «Альфа» добилась создания иностранного холдинга на базе активов «Вымпелкома» и «Укртелекома», к которому вскоре добавятся еще и европейские и ближневосточные активы египетского миллиардера Нагиба Савириса. Добилась она этого путем многочисленных конфликтов с давним партнером – норвежской Telenor и ценой изрядного недовольства миноритариев компании и падения ее капитализации. Однако в результате «Альфа» является владельцем 31%-ного пакета акций холдинга, активы которого расположены по всему миру.

Аналогичную сделку «Альфа» попыталась провернуть и с «Мегафоном», однако там ее попытка создать холдинг с TeliaSonera была заблокирована судом. Также, судя по публикациям в прессе, группа ведет переговоры об объединении или продаже ритейл-сети X5 группе Carrefour или другому иностранному инвестору. В этом контексте желание обменять акции ТНК-BP на меньший пакет другой компании, особенно если эта компания – BP, выглядит вполне логичным, ведь такая сделка, как и в случае с телекомами, позволит «Альфе» превратиться из стратегического инвестора, несущего на себе все российские политические риски, в обычного финансового инвестора, риски которого диверсифицированы за счет вложений в разные страны. Особенно актуальной данная стратегия выглядит перед президентскими выборами 2012 г. – не секрет, что это одна из причин активного оттока российского капитала за рубеж. Обмен на акции «Роснефти» с этой точки зрения выглядит чуть менее очевидным шагом, но и здесь можно найти свою логику – кто бы ни пришел к власти, государственную компанию вряд ли будут обижать.

Реалистична ли сделка по обмену акций ТНК-BP на BP или «Роснефть»?

Безусловно, на свете нет ничего невозможного, однако любая конфигурация подобной сделки будет сложной, особенно с политической точки зрения. Во-первых, сразу стоит отмести сделки только за деньги, так как, судя по сообщениям газет, ААР оценивает ТНК-BP в $60 млрд и выложить причитающиеся ей $28,5 млрд (половина от стоимости 95% акций) не сможет ни BP, распродающая активы для ликвидации последствий аварии в Мексиканском заливе, ни отягощенная долгами «Роснефть». Во-вторых, обмен акциями без денег только с BP или только с «Роснефтью» приведет к получению ААР слишком крупного пакета в этих компаниях, что с учетом скандальности группы и стратегического характера отрасли вызовет протесты со стороны местных властей, регулирующих органов и миноритарных акционеров. Наиболее разумным мне представляется трехэтапный вариант совместной покупки, описанный в свежем отчете банка «Уралсиб»: 1) BP покупает 25% ТНК-BP, стоящие $15 млрд, наполовину оплачивая их своими акциями (около 5%), а наполовину – деньгами ($7,5 млрд); 2) «Роснефть» также покупает 25% акций компании за 7,5% своих акций и $7,5 млрд денежных средств; 3) «Роснефть» выкупает 25% ТНК-BP у BP за 15% своих акций. В результате BP получит 23% акций «Роснефти» (что много, но зато акционер солидный и можно смело осваивать Арктику), «Роснефть» станет владельцем 5% акций BP и 50% ТНК-BP, а ААР получит 6% в «Роснефти», 5% в BP и $15 млрд деньгами, что можно считать идеальной стратегией выхода (все доли приведены с учетом реализации изначального соглашения между «Роснефтью» и BP). В дальнейшем «Роснефть» и BP могли бы вернуть часть затраченных на сделку средств, проведя IPO ТНК-BP. Очевидная проблема этой схемы – 23% «Роснефти», которые в итоге оказываются у BP. Фактически это приватизация госкомпании, при которой правительство не получает денег в бюджет, доля иностранцев достигнет почти блокпакета, а чиновник, подписавший такое распоряжение в предвыборный год, весьма рискует.

Возможен ли сценарий «Ходорковский-2»?

Нельзя исключать, что BP и «Роснефть» (прежде всего последняя) не захотят ни о чем договариваться с «Альфой» и предпочтут решать вопрос известным в России способом – через суды и прокуратуру. «Инвестиционный климат сейчас настолько плох, что это [ситуация со сделкой] на него не повлияет», – заявил на днях помощник президента Аркадий Дворкович, явно выразив отношение властей к наметившемуся скандалу. Однако «Роснефти» следует помнить о том, что BP по-прежнему западная компания, поэтому, даже если все российские суды признают сделку с «Роснефтью» законной, британцы вряд ли рискнут ее реализовать, пока существует запрет стокгольмского суда.

Кроме того, создав много лет назад альянсы с иностранцами, Фридман, на мой взгляд, в изрядной мере обезопасил себя от уголовных преследований. Потому что любое разбирательство на популярные у российских правоохранительных органов темы – будь то приватизация или уклонение от уплаты налогов – теперь ударит не только по «Альфе», но и по ее западным партнерам. А альянс с BP, если вспомнить о начале этой истории, является основной целью действий «Роснефти». Поэтому я, как инвестор в российские акции и гражданин своей страны, все же очень надеюсь, что данный сценарий не является базовым для Сечина и его команды – все же Фридман в отличие от Ходорковского в политику не лезет, а инвестиционный климат, вот правда, и без того оставляет желать лучшего.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать