Статья опубликована в № 2823 от 01.04.2011 под заголовком: Extra Jus: Старая школа

Советская школа уголовного процесса здравствует

Extra Jus (за пределами права) – цикл статей о праве и правоприменении в России, совместный проект Европейского университета в Санкт-Петербурге и газеты «Ведомости»

Обвинительный уклон в российских судах стал предметом обсуждения и критики. Не только независимые эксперты, но и президент России, и председатель Конституционного суда неоднократно высказывались о том, что доля оправдательных приговоров служит показателем качества правосудия, подразумевая, что эта доля мала. Формально такая оценка применима только к уголовному судопроизводству, но из-за отсутствия обязательной специализации в судах первых инстанций она воспринимается как оценка работы всей системы судов общей юрисдикции. Доля лиц, в отношении которых вынесен оправдательный приговор, стабильно невысока – немногим более 1% (2007 г. – 1,1%, 2008 г. – 1,06%, 2009 г. – 1,01%, шесть месяцев 2010 г. – 1,03%). Такая статистика девальвирует работу адвоката, разрушает надежды подсудимого на то, что его аргументация может быть услышана в суде, да и сам судья выступает скорее придатком правоохранительных органов, а не лицом, бесстрастно оценивающим аргументацию сторон. Убедительность этой критики ставит суды общей юрисдикции в крайне невыгодное положение, ибо исправить ситуацию трудно по объективным причинам, которые ускользают от внимания общественности.

Узким местом реформирования судебной системы России является то, что с самого начала, когда было заявлено об обособлении судебной системы от правоохранительных органов, была проигнорирована глубина теоретических положений советской школы уголовного процесса и отсутствие реальных альтернатив. По сути, новая правовая идеология лишь отодвинула на задний план модель советского уголовного процесса, скрыв от анализа многие проблемы. Все правоприменительные практики, да и фундаментальные теоретические положения остались прежними. В рамках советской модели уголовного процесса суд занимал скромное место органа, перепроверяющего выводы следователя, а прокурор выступал центральной фигурой. Главной стадией являлось предварительное следствие, где, собственно, и происходило разбирательство по существу. Эти особенности перешли в новый Уголовно-процессуальный кодекс 2001 г. Сегодня следователь не только подготавливает текст обвинительного заключения, которое содержит все элементы обвинительного приговора, но и обязан в своей мыслительной деятельности исходить из принципов, которыми руководствуется судья (статьи 6, 7, 17 УПК РФ). В сущности, закон сконструирован так, что первым судьей является следователь.

Далее прокурор осуществляет контроль качества выводов следователя. Если доказательств недостаточно либо они неубедительны, дело возвращается следователю на доработку. Если доказательств недостаточно для того, чтобы быть уверенным в виновности обвиняемого, то по закону уголовное преследование должно быть прекращено. Это своего рода суррогат оправдательного приговора. И наоборот, сам факт утверждения прокурором обвинительного заключения означает, что устранены все сомнения о виновности обвиняемого и тем самым исключена возможность оправдательного приговора. Суду предлагается не устранить имеющиеся сомнения, а убедиться после прокурора в качественности работы следователя. С учетом реальной функции суда любой оправдательный приговор является всего лишь констатацией брака. При этой модели рост числа оправдательных приговоров возможен лишь при резком падении качества на одном из участков. Закон, регламентируя правила оценки доказательств, предполагает единство функций следователя, дознавателя, прокурора и судьи. При надлежащем исполнении каждым своих должностных обязанностей законом запрограммировано воспроизведение текста обвинительного заключения в приговоре.

С одной стороны, можно понять раздражение общественности, когда суды дословно воспроизводят текст обвинительного заключения в приговоре. Но с другой стороны, необходимо понять, что решение проблемы находится вовсе не в направлении критики судов. В первую очередь необходимо пересмотреть регламентацию предварительного следствия. Без качественного изменения модели уголовного процесса обвинительный уклон не будет преодолен никогда.

Отдельный вопрос, почему в таком аспекте проблема не обсуждается. В нескольких решениях Конституционный суд (постановление от 28.11.1996 № 19-п, от 14.01.2000 № 1-п, определение от 1.07.1998 № 111-о), в сущности, наложил табу на это обсуждение, а принятие нового УПК окончательно закрыло тему. Однако анализ правоприменительных практик свидетельствует, что без пересмотра модели уголовного процесса и избавления от элементов советской правовой школы в уголовном процессе придать суду самостоятельную роль не удастся. И критика обвинительного уклона должна учитывать эти реалии.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать