Родине Гагарина не нужны долгосрочные исследования космоса?

За 50 лет, прошедших со времени отмечаемого сегодня исторического полета Юрия Гагарина, космическая индустрия стала ключевой для современной экономики, создав инфраструктуру, без которой уже не обойтись. Жизнь сейчас невозможна без спутниковых телекоммуникаций, систем навигации, фотосъемок, как невозможна она и без реактивной авиации.

Во всех этих прикладных приложениях космонавтики роль частного сектора на Западе огромна — соответствующие спутники строятся и эксплуатируются в большинстве случаев частными компаниями. Более того, правительство США именно с большей гибкостью частного сектора связывает и преодоление застоя в создании более дешевых ракет-носителей. После отмены анонсированной Джорджем Бушем программы Constellation, по которой новые ракеты должны были создаваться НАСА, сейчас основные надежды связаны с семейством ракет Falcon. Их разрабатывает основанная бывшим создателем платежной системы PayPal, амбициозным предпринимателем Элоном Маском частная компания SpaceX. В России роль частного сектора в коммерческом освоении космоса крайне невелика — как по причине законодательных ограничений, так и из-за финансовой слабости частников: фактически только «Газпром» смог профинансировать создание современной системы спутниковой связи.

Но есть два «неприкладных» направления космонавтики, в которых частный сектор может быть лишь подрядчиком государственных агентств. Это пилотируемая космонавтика и научные исследования космоса с помощью беспилотных аппаратов, впрочем, их можно объединить в одно целое. Долгосрочное будущее человечества, ответы на фундаментальные мировоззренческие вопросы о самом смысле существования человека зависят от того, будет ли развиваться эта «неприкладная» космонавтика.

Пилотируемая космонавтика, начало которой положил полет Юрия Алексеевича Гагарина, находится в кризисе, ее перспективы за пределами существования МКС не слишком просматриваются, хотя Обама, отменяя лунно-марсианский план Буша, и пообещал пилотируемый полет к астероиду до 2030 г. Частный сектор может здесь предложить в обозримом будущем лишь суборбитальные короткие полеты для миллионеров, имеющие развлекательное значение.

Лучше обстоит дело с исследованием космического пространства автоматами. Межпланетные автоматические станции и космические телескопы привели за последние три десятилетия к взрывному росту знаний о Вселенной и совершенно невероятным раньше открытиям. Но финансирование этих исследований практически всецело зависит от государств. Ученые на Западе прилагают огромные усилия с целью показать правительствам, парламентам и рядовым гражданам грандиозность и красоту совершаемых открытий, но суровые бюджетные ограничения висят дамокловым мечом и над НАСА, и над Европейским космическим агентством. Хотя цена вопроса не такая уж большая — глобальный мировой бюджет на научные исследования космоса не превышает $10 млрд — это меньше 1% мировых военных расходов и примерно в 4-5 раз меньше мирового рынка кормов для домашних животных.

Правительствам Китая и Индии проще обосновывать расходы на свои научные космические программы — народы этих быстро растущих стран видят в космических проектах наглядное подтверждение растущей мощи своих государств, в 60-е годы, после полета Гагарина, в это верили народы СССР и США. Но пока китайская и индийская космонавтика не могут похвастаться какими-то выдающимися достижениями, и связывать с ними будущее космических исследований еще преждевременно.

А на родине Гагарина фактически признано официально, что настоящей долгосрочной программы исследования космоса у России нет. При этом отдельные проекты, более десятилетия переносимые «вправо», все же имеют место и даже могут быть скоро реализованы. Если повезет, в 2011 г. Россия станет страной, которая запустит больше всех в мире больших научных аппаратов — радиотелескоп «Радиоастрон» и станцию «Фобос-грунт» к спутнику Марса Фобосу. Но эти два аппарата могут стать последними. Расходы на научные космические программы в России — порядка $100 млн в год, 1% от мировых, и, что еще хуже, все меньше молодежи идет в космическую науку — отсутствия людей не заменит и рост финансирования. Вот уже много лет на родине Гагарина отменено изучение астрономии в школе — что наглядно говорит о государственных приоритетах. Гарантировать продолжение дела Гагарина и в России, и во всем мире может только государство — частный бизнес может только сократить его издержки.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать