Праймериз по-русски


Дискуссия о президентских перспективах участников тандема вдруг приобрела новизну и широту. В заочной дискуссии или ее имитации участвовали уже не только президент и председатель правительства. Крупные функционеры «Единой России» Юрий Шувалов и Андрей Исаев заявили, что приоритетным кандидатом партии считается Владимир Путин. Это можно было бы рассматривать как свидетельство реальной диспозиции в высшей российской власти, но не стоит торопиться с выводами.

Сейчас Путин – лидер, символ и программа «Единой России» в одном лице. В отличие от Медведева, который не играет видимой или аппаратной роли в партийной жизни. Его поддержка выглядела бы двусмысленно. Новый виток обсуждения электоральных раскладов – отражение особенностей суверенной демократии.

В президентской республике, будь это США или Франция, избранные гражданами президенты формируют администрацию и правительство из претендентов, чьи деловые качества и идеологические предпочтения позволят им работать как единой команде. Оппоненты правящей партии публичны, порядок их действий определен законами и политическими традициями. Они стремятся блокировать ошибочные, по их мнению, или политически невыгодные решения в парламенте и готовят привлекательные для избирателей программы, которые позволят победить на следующих парламентских и президентских выборах. Присутствие идейных оппонентов – например, республиканца Роберта Гейтса на посту министра обороны в демократической администрации США или министров-социалистов в голлистских правительствах Франции – допускается, но как исключение. Для Франции не беда даже разнопартийные президент и премьер, такое случалось не раз в 1980–1990-х гг. и не привело к параличу государственных механизмов.

В парламентских республиках – Италии, Польше, а до недавнего времени и на Украине – формирование правительства и назначение премьера являются прерогативой победителей парламентских выборов, значение президента более или менее декоративное. Противоборство президента и премьера если и встречается, то ограничивается конституционной и законной регламентацией полномочий первых лиц и носит идеологический (представительство интересов разных партий) и институциональный характер.

Решение важных общественных и политических проблем как в парламентской, так и в президентской республике невозможно без компромисса с сильными оппонентами, в противном случае оно окажется нелегитимным для избирателей. Стремление политика к выборам в западной политической культуре – обоюдоострый инструмент. Предвыборная кампания и даже праймериз в собственной партии показывают уровень популярности претендента у соратников и избирателей, досрочные выборы в парламентской республике могут привести и к преждевременной отставке премьера, рискнувшего собственным рейтингом доверия.

В России процедура передачи власти в 2007–2008 гг. напоминала древнеримскую традицию «усыновления» действующим императором преемника – с той только разницей, что предшественник сохранил значительную часть власти.

«Единая Россия» – важный инструмент поддержки действующей власти, один из стержней бюрократического механизма, но ее трудно назвать современной политической партией из-за отсутствия четкой политической программы (если не считать оксюморона «консервативная модернизация») и идеологической рыхлости. Нынешней правящей бюрократии удалось воспитать в обывателях равнодушие к политике – они справедливо полагают, что их способность влиять на ситуацию минимальна. По данным ВЦИОМ, в выборах 2008 г. участвовали 40% опрошенных, тогда как в 2004 г. – 55%. По данным «Левада-центра», 49% считают, что президентом станет избранный в беседе Путина и Медведева, во всенародное избрание будущего президента верят 27% (еще 10% дали парадоксальный ответ «и то и другое»).

Российский правящий класс не склонен прислушиваться ни к меньшинству, ни к работам авторитетных исследовательских центров, указывающих на необходимость политических реформ. В условиях, когда публичные инструменты политики подменены подковерными процедурами, недавние заявления президента и председателя о готовности к выборам – это отечественный вариант праймериз: он создает (имитирует) интригу и одновременно поддерживает тонус аппарата. Логичная демонстрация верности единороссов своему беспартийному лидеру может заставить Медведева начать поиск и создание собственной партийной опоры. Возможно, это завершится выделением пропрезидентского крыла из действующих партий. Ведь египетский вариант, где местный аналог «Единой России» распущен судом, как уверял сам Медведев, «не пройдет».