Мнения
Бесплатный
Константин Сонин
Статья опубликована в № 2834 от 18.04.2011 под заголовком: Правила игры: Трудная половина пути

Главная проблема финансового центра – политическая зависимость судов

На встрече с директором Гонконгской фондовой биржи в воскресенье президент Медведев сказал, что проделана половина работы по созданию в Москве международного финансового центра. Задача превращения Москвы в одну из финансовых столиц мира сродни когда-то стоявшей задаче запуска человека в космос или полета на Марс – основная ценность не столько в конечной цели самой по себе, сколько в том, что должно быть сделано по пути. Трудно представить себе, например, что в ближайшие десятилетия рубль станет одной из мировых резервных валют – для этого нужно, как минимум, еще несколько десятков лет без денежных реформ и с невысокой инфляцией. Тем не менее это правильно – стремиться к высокой цели.

Точно так же обстоит дело с международным финансовым центром. Хотелось бы, чтобы российские фирмы проводили IPO, первичное размещение акций, в своей стране. Пока это не так – в ходе той же самой беседы с директором Гонконгской биржи Медведев предсказал, что в ближайший год несколько крупных российских компаний сделают IPO в Гонконге. Причина проста: потенциальные инвесторы доверяют лондонской и гонконгской биржам куда больше, чем московской, – например, в части того, насколько глубоко проверено соответствие фирмы заявленным требованиям, – и значит, готовы заплатить больше за такую же акцию, покупаемую при размещении в Гонконге, чем в Москве. Из-за этого у фирмы, решающей вопрос о том, где размещаться, появляется мощный стимул делать это в Гонконге.

Это препятствие преодолимо, но создание репутации требует и усилий, и времени. Главная сложность в создании финансового центра состоит в другом. Город – финансовый центр – это не просто место, где компании проводят IPO. Это место, где они разрешают все свои юридические проблемы – споры между акционерами, конфликты с фирмами-контрагентами, разногласия с регуляторами и государственными органами. Почему же российские фирмы, заключая контракты и соглашения, оговаривают, что в случае возникновения конфликта его будет разрешать суд в Нью-Йорке, Лондоне или Стокгольме? Причина не в том, что российские судьи недостаточно эффективны и экономически грамотны (это так, но это как раз сложность преодолимая). Дело в том, что российские суды политически зависимы – политики могут влиять на их решения. Еще 15 лет назад судья мог вызвать повесткой в суд министра и угрожать ему арестом, если он не явится. Сейчас, после «дела Ходорковского» и разрушения института выборов, исполнительная власть полностью контролирует судебную. Понимая это, фирма, которая имеет дело с политически влиятельным контрагентом, и оговаривает лондонский или стокгольмский арбитраж. Не разрешив проблему независимости суда, не создать у нас в стране финансового центра. Однако обозначить цель и осознать, что стоит на пути к этой цели, – это уже сделать кое-что. Можно даже назвать это половиной пути, однако надо заметить, что вторая половина – намного труднее.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать