Мнения
Бесплатный
Статья опубликована в № 2835 от 19.04.2011 под заголовком: От редакции: Ни за что сидел

Дело "Арбат престижа" было лишь поводом для задержания Могилевича

Владимир Некрасов и Сергей Шнайдер (Семен Могилевич)
ИТАР-ТАСС

Исправленная версия. Первоначальный опубликованный вариант можно посмотреть в архиве "Ведомостей" (смарт-версия)

Важные события в судьбе человека по имени Семен Могилевич поразительным образом совпадают с переломными вехами в российско-украинских газовых отношениях.

Американские спецслужбы почти 20 лет ищут его, называя его легендарным русским миллиардером – мафиозо: Могилевича обвиняют в мошенничестве и отмывании денег, ФБР включило его в список самых разыскиваемых преступников. Но Могилевич-то много лет спокойно жил в Подмосковье и ни от кого не скрывался – до января 2008 г., когда его под именем Сергея Шнайдера неожиданно арестовали по делу о неуплате налогов.

В «Матросской тишине» Могилевич оказался вместе с совладельцем сети «Арбат престиж» Владимиром Некрасовым, хотя формально не имел к этому бизнесу никакого отношения. По версии обвинения, Некрасов уклонился от уплаты налогов на крупную сумму, а Шнайдер-Могилевич был его пособником (своими советами способствовал реализации преступной схемы).

Поразительное совпадение: после его задержания президенты России и Украины договорились похоронить эксклюзивного поставщика российского газа на Украину – швейцарскую Rosukrenergo (RUE), выручка которой достигала $10 млрд в год. «Газпром» контролировал 50% посредника, почти вся вторая половина (45%) была у украинского предпринимателя Дмитрия Фирташа.

В июле 2005 г. бывший руководитель службы безопасности Украины Александр Турчинов заявил о наличии «косвенных доказательств» того, что на самом деле RUE контролирует Могилевич. Могилевич упоминался в украинских СМИ как бенефициар «предшественника» RUE – венгерского трейдера Eural Trans Gas. Однако никаких подтверждений этому так и не нашлось. У компании RUE не было и нет никаких контактов с этим человеком и мы не понимаем, о каких проблемах может идти речь, неоднократно заявлял пресс-секретарь RUE Андрей Кнутов.

Фирташ как-то все-таки признался в знакомстве с Могилевичем. А Wikileaks в декабре 2010 г. опубликовала порцию разоблачений, также связывающих Могилевича с Фирташем и газовыми поставками на Украину.

Следующее совпадение случилось в июле 2009 г.: Шнайдера-Могилевича с Некрасовым выпустили из сизо под подписку о невыезде – а в мае венгерский трейдер Emfesz был продан его гендиректором Иштваном Гоци без согласия Фирташа за $1 российским бизнесменам. Много лет RUE поставляла Emfesz газ с отсрочкой платежа до года. Сотни миллионов долларов Emfesz давала в кредит материнской компании – кипрскому офшору Mabofi, принадлежащему Фирташу и его компаньонам. В чьих интересах прокручивались деньги в Mabofi, на что использовались и был ли среди компаньонов Могилевич, не знал даже гендиректор Emfesz Иштван Гоци. К моменту продажи контрольного пакета Emfesz была должна RUE свыше $350 млн. Когда RUE исключили из цепочки поставок, Emfesz осталась без его дешевого газа.

И вот третье совпадение: в конце марта RUE удалось отсудить у Emfesz свыше $527 млн в cтокгольмском арбитраже, а венгерский суд признал продажу Emfesz незаконной и теперь «Газпрому» нет смысла ликвидировать RUE – посредник еще поживет.

А вчера, т. е. чуть меньше месяца спустя, следственная часть Главного управления МВД по ЦФО закрыла за отсутствием события преступления дело в отношении Некрасова и Шнайдера.

Обратите внимание – события преступления. Иными словами, дело о неуплате налогов создано буквально на пустом месте. Возможно, правы были комментаторы, которые с самого начала утверждали, будто дело «Арбат престижа» – повод для задержания Могилевича. В частности, такое мнение высказывал политолог Станислав Белковский, по мнению которого изменить схему газовой торговли было значительно легче, когда Могилевич изолирован.

Так это или нет, все равно возникает вопрос: за что пострадал Владимир Некрасов? Он не только отсидел несколько месяцев в тюрьме, но и лишился успешного бизнеса. К моменту его ареста в январе 2008 г. «Арбат престиж» был одной из крупнейших парфюмерно-косметических сетей России. У компании было 98 магазинов, ей принадлежало 13 объектов недвижимости в Москве площадью 33 000 кв. м, оборот «Арбата» за 2007 г. составил $471 млн. После ареста Некрасова началась процедура банкротства сети, а в начале 2009 г. закрылся последний магазин.

Получается, что можно запросто потерять бизнес только потому, что ты имел несчастье быть знакомым предпринимателя, против которого сфабриковано уголовное дело. Интересно, будут ли отвечать за это сотрудники правоохранительных органов, арестовавшие Некрасова?

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать