Статья опубликована в № 2840 от 26.04.2011 под заголовком: Ratio economica: Плохой менеджер

Государство - не такой уж плохой менеджер

Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Президент Медведев пообещал продолжить работу по выведению чиновников из советов директоров госкомпаний. Он впервые заявил о реформировании корпоративного управления госкомпаний еще в своей программной речи в Красноярске в феврале 2008 г. В том же году целый ряд ключевых чиновников пообещали сделать госкомпании образцом прозрачного ведения бизнеса, поднять уровень корпоративного управления в них до лучших мировых стандартов.

Казалось бы, в этом нет ничего сложного – ведь государство полностью контролирует органы управления госкомпаний, а лучшие образцы управленческих практик известны. Но насколько удалось реализовать задуманное? С одной стороны, мы постоянно слышим о проблемах управления именно в госкомпаниях. С другой стороны, не менее громкие скандалы регулярно возникают и в частных компаниях (где, впрочем, речь чаще идет о конфликтах между акционерами).

Почему хорошее корпоративное управление вообще важно? Капитализация компаний с хорошим корпоративным управлением выше, что подтверждается эмпирическими исследованиями. В классической работе 1993 г. Пола Гомперса, Джоя Иши и Эндрю Метрика показано, что компании с хорошим корпоративным управлением показывают намного лучшие результаты. Авторы отсортировали 1500 крупнейших американских корпораций по показателям корпоративного управления. Выяснилось, что средняя доходность акций лучших 10% компаний выше доходности худших 10% на 8,5% в год. Напомним, что 8,5% капитализации «Газпрома» – это 476 млрд руб., «Роснефти» – 226 млрд руб., Сбербанка – 190 млрд руб.

Еще один пример – это недавняя работа Виченте Кунья, Миреи Джине и Марии Гвадалупе, которые изучили голосование акционеров 1000 крупнейших американских корпораций по вопросам, которые известная фирма Riskmetrics определила как важные для качества корпоративного управления.

Авторы выделили несколько сотен голосований, в которых акционеры, выступающие за улучшение корпоративного управления, выиграли с минимальным перевесом, и сравнили с теми, где они проиграли с минимальным перевесом. Оказалось, что улучшение корпоративного управления было оценено рынком в существенную величину – по 2,8% рыночной капитализации за каждый положительно решенный вопрос. Скорее всего, эта цифра занижена, так как Riskmetrics, как правило, дает рекомендации для миноритариев. А улучшение корпоративного управления зачастую проводится и владельцами крупных пакетов акций.

Влияние корпоративного управления на капитализацию имеет место и в России. В работе Бернарда Блэка, Инессы Лав и Андрея Рачинского 2006 г. показано (на квартальных данных за несколько лет по панельной выборке десятков крупнейших российских эмитентов), что улучшение корпоративного управления в компании приводит к повышению рыночной капитализации.

Поэтому с учетом той доминирующей роли, которую госкомпании играют в сегодняшней российской экономике, вопрос улучшения корпоративного управления в госкомпаниях очень важен не только для самих компаний. Именно на вопросы качества корпоративного управления в государственных компаниях (по сравнению с частными) и стремится ответить опубликованное в первом номере журнала «Российский журнал менеджмента» за 2011 г. совместное исследование Российского института директоров (РИД) и Российской экономической школы (РЭШ).

Это исследование использует данные по разным показателям корпоративного управления, которые РИД собирает каждый год начиная с 2004 г. В 2009 г. (данных по 2010 г. пока нет, так как не опубликованы годовые отчеты) в выборке РИД было 150 крупнейших российских компаний (включая 29 государственных). Оценки корпоративного управления основаны на критериях методики Национального рейтинга корпоративного управления «РИД – Эксперт РА».

Эксперты РИД оценивают обеспечение прав акционеров, деятельность органов управления и контроля, раскрытие информации, а также корпоративную социальную ответственность. В этом смысле данные РИД гораздо шире, чем индекс прозрачности Transparency and Disclosure, который Standard and Poor’s оценивает каждый год (совместно с РЭШ). Рейтинги прозрачности РИД и S&P серьезно коррелируют друг с другом – в этом смысле можно считать, что эти рейтинги дают вполне объективную картину.

Исследование показывает, что в целом, хотя корпоративное управление в России далеко от совершенства, оно – пусть и медленно – улучшается. При этом госкомпании по всем показателям отстают от частных. Впрочем, по большинству показателей отставание незначительно. Более того, для сопоставимости оценок необходимо учесть размер, отраслевую принадлежность и другие факторы, определяющие уровень корпоративного управления. С учетом этих факторов оказывается, что для сопоставимых компаний отличия между государственными и частными компаниями статистически незначимы. Госкомпании даже опережают частные по одному показателю – раскрытие структуры собственности (впрочем, в этом нет ничего удивительного, так как в госкомпаниях структура по определению гораздо проще и прозрачнее – акции принадлежат государству).

Таким образом, пока нельзя говорить ни о том, что госкомпании стали образцом корпоративного управления, ни о том, что они существенно отстают от частных компаний. К сожалению, так как и в частных компаниях в России корпоративное управление далеко от совершенства, гордиться госкомпаниям пока нечем.

Почему госкомпании пока не справляются с задачей резкого улучшения корпоративного управления? Казалось бы, у госкомпаний есть преимущество концентрации собственности в одних руках – тем самым у крупнейшего собственника есть все возможности по мониторингу менеджмента. Но, очевидно, наличие возможностей компенсируется слабостью стимулов.

В отличие от частных компаний, где собственники материально заинтересованы в улучшении работы компании, в госкомпаниях таких собственников нет. В этом смысле госкомпании похожи на американские или европейские компании с двумя классами акций, т. е. компании, в которых есть акционеры, которые имеют контрольный пакет голосующих акций, но небольшую долю в дивидендах. Эти акционеры немного напоминают государство – они имеют большую долю контроля, но непропорционально мало заинтересованы в финансовых результатах деятельности компании.

Именно компании с двумя классами акций и изучаются в работе тех же Гомперса, Иши и Метрика, опубликованной в Review of Financial Studies в прошлом году. Оказывается, что таких компаний в Америке достаточно много – 6–8% всех компаний, акции которых торгуются на основных площадках. Например, в 2000 г. авторы насчитали 380 компаний с акциями двух классов и 4479 с единой акцией. Авторы исследовали вопрос влияния на капитализацию компании и концентрации собственности, и концентрации контроля. Их результаты вполне предсказуемы – концентрация собственности положительно влияет на капитализацию, а вот расхождение в процентах голосующих акций и процентов в дивидендах контролирующего акционера – отрицательную; при этом эти эффекты примерно равны по абсолютной величине.

В этом смысле то, что российские госкомпании пока не стали лидерами по качеству корпоративного управления, неудивительно. Но при желании это можно изменить – все рычаги в руках у государства. Было бы желание.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more